Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Дворовая реформа

Возвращается мужик домой. Видит во дворе местную шпану: тусуются Пундяй, Мундяй и Кундяй. Пытается проскочить мимо них, но куда там – шустрый Мундяй его перехватывает:

- Стой мужик, у нас новости.

Мужик:

- Ой, ребя-я-я-та. Рад вас ви-и-идеть. Как дела у нас.

Пундяй солидно молвил:

- Дела отлично. Футболян у нас во дворе гоняли. Разве ты не видел?

- Видел, а то. Болел за наших.

- Вот. И в дальние кварталы ходили на разборки. Престиж двора нашего знаешь как возрос?

Мужик боязливо:

- Как?

- Отсталый ты политически человек, раз не знаешь! Мы теперь самые крутые на районе.

- Ух ты! Горжусь.

- Вот, вот, гордись, - отечески хлопает Пундяй мужика по плечу. 

Кундяй тут перешел к главному:

- Это хорошо, что ты гордишься. Но дело, сам понимаешь, затратное. Три биты поломали, опять же харчи. А душа требует продолжения праздника и драки.

- В общем, мужик, реформа у нас, - поддакивает Мундяй.

- Какая реформа, - крякает мужик, жалея, что взял с собой получку.

- Какая, какая! – возмущается Мундяй. – Известно какая. Первый день живешь в нашем дворе что ли? Выворачивай карманы.

Мужик начинает выворачивать карманы, медленно протягивает получку и гундит: 

- Ну что за жизнь, я же горжусь и все такое, а вы… 

- Да ладно, мужик, не гунди, - говорит Кундяй, пересчитывая добычу. – Деньги – грех. Вот, Гундяй тебе объяснит, когда с пляжа вернется. Деньги – они счет любят. Вот, зачем вообще тебе деньги, у тебя даже загранпаспорта нет.

Collapse )

ССРР (из доклада А. Шубина на Плехановском клубе 15 декабря).

Трагедия современного положения в нашей стране заключается в слабости демократического социализма в политическом спектре. Именно он может предложить оптимальный выход из сложившегося кризиса. Но он представлен тонкой сетью активистов и очень слабо связан с массами. На то есть множество объективных причин: и архаизация нашего общества, способствующая укреплению консерватизма и национализма, и прямые репрессии, и отсутствие широких возможностей для развития экономических секторов, ориентированных на самоуправленческие и постиндустриальные перемены. Но мы должны и с себя спросить. Социалистическое движение раздроблено и не выдвигает понятной людям альтернативы развития страны. Мы должны обсуждать эту альтернативу. Мы должны готовиться к тому, что нас об этом спросят.
Со своей стороны я готов предложить за основу четыре тезиса, характеризующие первоочередные меры выхода из кризиса, которые могут предложить народу и политикам социалисты. Коротко их можно представить четырьмя буквами: ССРР – Социальный поворот; Самоуправление и федерализм, Регулирование и Ремодернизация.
Социальный поворот: социальные права граждан и рост благосостояния должен быть приоритетом как государственной, так и корпоративной политики по сравнению с другими «статьями расходов», в том числе и с державной мощью, внешнеполитическими авантюрами. Но это касается не только государственных мужей, но и предпринимателей. Сначала расплатитесь с работниками, и только потом, по остаточному принципу, получайте сами. Этот принцип должен быть закреплен законодательно.
Самоуправление и федерализм предполагает перенос центра тяжести в принятии решений на места, а также развитие производственного самоуправления. Вышестоящий уровень власти должен получать те полномочия, с которыми не могут справиться низы. Компетенция должна разделяться четко и с согласия «низов». Вышестоящие органы власти должны формироваться из представителей нижестоящих. Широкое распространение должна приобрести электронная демократия, при которой принятие решений может происходить без участия чиновников, в регистрационном порядке или путем электронных референдумов.
Регулирование производства необходимо, но оно должно быть общественным, а не бюрократическим. Естественные монополии должны перейти под общественный контроль, но его нельзя путать с бюрократическим управлением. Регулирование и планирование должны быть индикативными. Общество вправе ставить бизнесу прозрачные и понятные рамки, индикаторы. Бизнес и самоуправляющиеся предприятия вправе искать законные варианты действий в этих рамках. Очевидно, что цены и доходы менеджмента являются такими индикаторами. Компьютерные технологии могут помочь в их автоматическом расчете и прозрачном контроле за их выполнением.
Ремодернизация должна быть очаговой и постиндустриальной. Архаизация экономики, вызванная перемещением страны в Третий мир, на экономическую периферию, удаляет нас от решения задач постиндустриального перехода. Инновационная экономика концентрируется в сверхсекретном ВПК (насколько там она успешна, тоже является секретом). Инновационное, креативное развитие требует широкого обмена информацией «по горизонтали», между равноправными субъектами. Тяжелое финансовое положение, в котором оказалась Россия, не дает возможности осуществить разворот к модернизации по всему фронту. Однако есть возможность сосредоточить ресурсы на создании постиндустриальных очагов, по возможности уже организованных на началах самоуправления, социальной защищенности и стимулирования креативной деятельности. Такие очаги будущего помогут решать и технологические задачи, включая широкое распространение автоматизации и решение связанных с ней социальных проблем.

«Левиафан» для «Дискавери»

Получили на халяву билеты на «Левиафан» А. Звягинцева, пошли составить собственное впечатление. Признаюсь, шел я на этот фильм с некоторым предубеждением, о котором нужно сказать, дабы вынести за скобки. Во-первых, я – не поклонник Сокурова. Соответственно, затянуто-медлительное развитие сюжета вгоняет меня в скуку. Во-вторых, в ту же скуку меня вгоняет критический реализм в его чистом виде. Я уже в курсе, что страна живет в условиях полуфеодального бесправия, произвола, и беззакония, что православный клир фарисейски переродился, а население заливает водкой безысходность жизни и собственную социальную импотенцию. Если мне это показать на экране – будет опять же скучно, потому что я это регулярно наблюдаю в жизни. Есть более интересные вопросы: «Почему?» и «Что делать?» Второй, самый интересный вопрос в фильме никак не обсуждается, а первый поставлен с детской непосредственностью. Когда герою становится очень плохо, он вопрошает: «За что, Господи?» Как спрашивают маленькие дети: «У меня зуб болит, за что папа?» В ответ страдающий герой получает от священника притянутую за уши и мало связанную с историей героя притчу о библейском Иове. Её в принципе можно было бы обыграть в сюжете, но Звягинцев и его соавтор сценария О. Негин заморачиваться не стали.
Напомню, что библейский Иов – это процветающий человек, славящий Бога и живущий по его заветам. Именно как праведник он становится предметом испытаний и с честью их проходит, оставаясь верным Богу и еще лучше поняв Его. За это снова вознаграждается процветанием. Главный герой Звягинцева здесь не при чем. Никаких духовных интересов у него не просматривается, специально подчеркивается, что в церковь он не ходит, о Боге задумывается только когда становится совсем хреново, и водка уже не помогает.
Столь же не к месту цитируется притча о Левиафане. Напомню, что Библия ставит вопрос: «Можешь ли ты удою вытащить Левиафана и веревкою схватить за язык его?» То есть речь идет о способах борьбы с системой зла и слабости отдельного человека перед лицом такой задачи. Но при чем здесь герой Звягинцева? Он с левиафаном не борется, а ноет и пьёт горькую, понимает, что с насиженного места его сгонят. Его друг адвокат хочет поторговаться со злодеем мэром, обменять компромат на деньги. Прямо скажем – на борьбу с Системой-левиафаном это не тянет. Вроде бы по первоначальному замыслу Звягинцев хотел повторить американский сюжет, когда герой бульдозером сносит мэрию. Но и от этого художественного хода воздержался, лишив героя даже наивных черт борца с Системой.
Сюжет вообще неважно продуман, но это – скорее типичная черта современного кинематографа, когда даже хорошо, если реальность предстает нелогичной (что позволяет халтурить при написании сценария). Особенно нелогично поведение адвоката (друг героя, любовник его жены). Он приезжает на место действия с папкой компромата на главного злодея – мэра и бандита. Предъявляет папку, ссылается на высокие связи. Мэр впадает в панику. Что в таком случае делает разумный человек? Срочно уезжает в Москву и спокойно торгуется уже оттуда, опираясь на влиятельного вельможу, который предоставил компромат. Наш адвокат ведет себя как юный телок – остается на пикник, где по пьяни ухлестывает за женой главного героя. Драка, ссора и т.п. И после этого он не уезжает, оставаясь во власти злодея. Злодей же идет посоветоваться к источнику идейного зла – православному епископу. Тот вселяет в злодея уверенность в своих силах. Тогда злодей берет адвоката под белы руки, целится в него из пистолета, но не убивает, а просто унижает и пугает. Адвокат уезжает в Москву. Что после этого сделает любой нормальный человек? Правильно – пустит в ход компромат. Просто чтобы не чувствовать себя последним чмом. И, уж конечно, как-то примет участие в несчастной судьбе друга, тем более, что перед ним кругом виноват. Адвокат же просто исчезает из сюжета, у злодея все хорошо, его недруги в Москве просто забыли про него. Почему происходят такие странные с психологической и политической точек зрения вещи? Авторы не объясняют, авторам лень.
Совсем заброшена детективная составляющая. В фильме происходит убийство. Кто убил жену героя? Сам герой по пьяни? Нукеры злодея? Пасынок, который ненавидит приемную мать? Или может быть это самоубийство с последующей фальсификацией улик? Авторам это не интересно. Фильм был снят ради другого.
В общем, я не напрасно опасался, что буду скучать. Но есть в фильме и своя прелесть, ради которой стоило его посмотреть.
Во-первых, автор смел. Это как во время Перестройки – все знали о недостатках, но прославляли тех, кто сумел сказать об этом по телевизору. Звягинцев сказал о том, что здесь творится, на весь мир. Не остановился перед авторитетом РПЦ, в прах разметал иллюзии правосудия в России. В наше время это – полезное дело.
Есть удачные шутки. Вдупель пьяная подруга героев спрашивает своего еще более пьяного мужа-гаишника, может ли он вести машину. Ответ: «Конечно, я же ГИБДД».
Герои на отдыхе стреляют по портретам членов Политбюро. Один спрашивает: «А нынешние есть?» Ответ: «Время нынешних еще не пришло». Разумеется, злодеи обсуждают свои дела под пристальным взглядом портрета Путина.
Во-вторых, может быть даже во-первых, достоинством фильма является природа. Красивые виды сурового севера, синие заливы, могучие волны и скалы. И на фоне всего этого разные животные от китов до очаровательных свиней. Ну и человекоподобные животные тоже (то, что люди – именно животные – напоминает и один из героев фильма). Герои фильма органичны в природной среде – как ее животная часть. Это такие безбашенные, похотливые, агрессивные, но иногда добрые внутри зверьки. Человеческие черты (в смысле способности к абстрактному мышлению), проступают разве что у священников, но они циничны и двуличны, так что предстают идейно-цивилизационным ядром зла на фоне природной дикости большинства героев.
Понятно, почему этот фильм так понравился к западу от России. Он словно снят для канала «Дискавери» – красивая природа, дикие звери (даром, что люди), государственно-мафиозное зло имеет диковинную православную специфику (мне бы тоже, наверное, было интереснее смотреть на африканских злодеев, чем на своих, которые и так каждый день по телевизору и в жизни). Я тоже любовался красотами, но всё остальное навевало скуку. Не потому что неправда. В целом – правда. Бывает в России жизнь получше, бывает и похуже. Но не было главного – обсуждения причин трагического положения страны и вопроса «Что делать?» А без этого в фильме нет человеческого смысла. Так, зарисовка обломков цивилизации на фоне красивого пейзажа. 

Шубин А.В. История Новороссии. М., 2014.

19 декабря вышла моя книга «История Новороссии».
Настроение подпортили издатели, которые накосячили со сносками, о чем ниже. Впрочем, вдумчивые и доброжелательные читатели, для которых я писал, надеюсь, не будут судить меня строго за чужие грехи.
С предложением написать такую книгу ко мне обратились представители Военно-исторического общества в первой половине июля. В стране возник объяснимый интерес к истории Северного Причерноморья, а я как раз специализируюсь на истории этих мест в ХХ веке. Назрела необходимость спокойно высказаться о том, как складывались традиции этого региона, «зачем большевики его передали Украине», что край значил в истории Украины, России и всего общего пространства, которое теперь называется постсоветским...ИстНов

Я согласился. Правда, были поставлены жесткие сроки – 14 июля я подписал договор, а уже 15 августа сдал книгу (жена Наталья подставила плечо и помогла переработать обширный материал в рекордно короткие сроки). Затем, уже в ходе редакционной работы, меня попросили дописать о ходе событий еще до 5 сентября 2014 г. Потом, правда, редакционная работа затянулась, шли какие-то неведомые консультации, но в итоге книга все же вышла в этом году. Спасибо издателям, что сохранили за мной приоритет в монографическом освоении темы. Разумеется, это – лишь начало, предстоят и дискуссии, и более фундаментальное изучение. Не лишне обратиться в дальнейшем к той части Новороссии в широком смысле слова, которая находится за пределами Украины, юг России тоже имеет большую специфику, близкую той, о которой идет речь в моей работе. Я ограничился только Северным Причерноморьем, исключая Крым.

Книга называется «История Новороссии», хотя можно было бы назвать и «Северное Причерноморье от Таргитая до Бородая». Но почему бы и не «История Новороссии» - ведь это одно из исторических названий региона, которое применялось здесь полтора века, а теперь снова на слуху, хотя и в политизированном контексте. Но и сам этот контекст на глазах становится историей, его пора описывать. Мне дали повод не только поговорить о длинном историческом пути, но и высказаться о событиях 2014 г. языком историка, а не пропагандиста. Интересно было сформулировать своего рода «скелет» истории конфликта, который будет обрастать «мясом» по мере изучения источников.

Этот объективизм заставил издателей уравновесить мое повествование послесловием, выдержанным в стиле, более привычном зрителям российских телеканалов. Я не в претензии – нужен какой-то «буфер» между объективизмом историка и политической линией, в русле которой действует РВИО. То, что они решились предоставить трибуну мне, а не кому-то из пропагандистов «русского мира» - уже большое достижение угасающего российского свободомыслия.

Книга носит обзорно-обобщающий характер, в значительной мере я опираюсь на исследования коллег, которых упоминаю в тексте и сносках.  Увы, РВИО имело неосторожность связаться с «Олма-пресс» (если бы меня спросили, я бы не рекомендовал этого делать). Олма, конечно же, напортачила, внеся такой кавардак в сноски, и так умело закамуфлировав его, что я заметил проблему, когда книга уже вышла. На этапе подготовки мы обсуждали в основном 2014 год, и с более ранними эпохами проблем не было – кто бы мог подумать, что можно перепутать автоматически расставленные сноски. Никогда такого в других издательствах не бывало, и сделано все так, что невольно задумаешься – случайность или умысел. Думаю, для пристрастных читателей это будет хороший повод для несодержательной критики в мой адрес. Но я подготовил список поправок, который поможет всем желающим разобраться – какая сноска к чему относится (см. приложение).

Предвижу вопрос о «выпячивании» в моем повествовании личностей Потемкина, Махно и Брежнева. Им действительно уделено много места. Во-первых, это интересно (хотя история заводов и шахт тоже не забыта). Во-вторых, историю нужно познавать и через личности (хотя роль масс мы никак не отрицаем). В-третьих, это три наиболее известных лица региона (даже жаль, что издатели подарили обложку одной Екатерине). Особенно Махно, который здесь не только родился, но и пригодился. Отсюда и его место в истории края.

Хочется надеяться, что «История Новороссии» будет способствовать не разжиганию сегодняшнего конфликта на Украине и вокруг Украины, а спокойному диалогу и поиску согласия. Я убежден, что найти платформу такого согласия вполне возможно, о чем в книге тоже говорится.

Collapse )


{C}{C}
{C}{C}

Уроки Первой мировой войны

Утром позвонили с «Голоса России» (только что переименованного в «Спутник»), и попросили в эфире рассказать об уроках Первой мировой войны (сегодня годовщина её завершения). Я предложил слушателям такие уроки:

Во-первых, это опасность националистического угара и связанных с ним внешнеполитических авантюр. Если государство стремится к аннексиям, к захвату части территории соседей, это быстро приводит к бессмысленной гибели людей. Во-вторых, за 14-м годом приходит 17-й. В 1914 г. в России разыгралась патриотическая эйфория, народ сплотился вокруг Государя, стремясь дать по зубам западному ворогу. Но потом дела шли неважно, и к 17-му году правящий режим был дискредитирован. Он рухнул, началась социальная революция. Вот об этом пути от патриотической эйфории к катастрофе режима тоже стоит помнить.
Ведущая на это заметила, что правители редко следуют урокам истории. В этом мы с ней согласились.

Современный циммервальдизм

ЛФ24-8


Резолюция IV съезда Левого фронта
23 августа 2014 г.
Война войне!
Единственное решение – социализм!
Война, даже оставаясь далеко, радикально изменила жизнь наших обществ. Это коснулось даже тех, кто этого не заметил, азартно болея «за своих» в социальных сетях или за экраном телевизора.
Изменился сам язык, на котором выражает себя политика. «Пятая колонна», «национальные предатели», «укры», «ватники и колорады» - из маргинального сленга политических неудачников, больных на голову национально озабоченных фриков вдруг превратился в мейнстрим медиа и социальных сетей. Язык ненависти компенсирует взаимное бессилие патриотов по обе стороны информационного фронта хоть как-то влиять на свою собственную судьбу.
Изменились политические режимы. Безыдейные бюрократы, привыкшие жонглировать пустыми, но политкорректными фразами, уступили место кровожадным популистам. Те, кого называли «системными либералами», кажутся чуть ли не святыми в сравнении с ястребами, пришедшими им на смену. Вместо дружелюбной дипломатии прагматиков теперь санкции и ультиматумы, вместо митингов - мобилизация.
Изменилась общественная дискуссия. Она схлопнулась до одной точки. Кому теперь интересна реформа образования, ЖКХ или профсоюзная проблематика? Все, что реально касается повседневной жизни каждого из нас, сдано теперь в архив. Какие там права, какие зарплаты, когда – война. А война – все спишет.
Украинская трагедия развивается по худшим образцам столетней давности. Русские против украинцев, «колорады» против «укров». Выхода нет, словно народы и отдельные люди обречены вцепляться друг другу в глотку по зову «национального» инстинкта. И за спиной умирающих пацанов с обеих сторон – кровожадная патриотическая пропаганда. Это прожорливое животное не брезгует ничем: в ход идут любые, самые идиотские небылицы, вплоть до распятых мальчиков.
Путинский режим предлагает решить проблему последствий войны, проблему нищих беженцев за счет беднейших слоев российского населения, например, отдавая под беженцев общежития. Проблему беженцев нужно решать за счет власть предержащих, размещая их в резиденциях и на виллах Путина, губернаторов и депутатов.
По обе стороны российско-украинской границы война, смерть, страдания сотен тысяч превратились в азартный, прибыльный, хотя и рискованный бизнес олигархов и политиков. Они наживают миллионы на военных поставках, зарабатывают рейтинги на военной истерии, они буквально питаются кровью и муками людей.
Это безумие должно быть остановлено. Хриплые призывы умирать за кровь и почву, откуда бы они ни исходили, все эти реляции о победах, всю эту грязь и кровь – необходимо прекратить. Только сами жители, а не вооруженные группы националистов, могут решать свою судьбу.
Единственный реальный путь решения всех проблем и противоречий - экономических, социальных, культурных, языковых - это ликвидация капитализма и установление социализма. Левым Украины и России предлагают забыть об этом, отложить "на время" социалистические лозунги. На это предложение мы отвечаем: борьба за социализм сегодня, сейчас, немедленно!
Сто лет назад революционные социалисты решительно боролись против безумия взаимного уничтожения миллионов людей на фронтах Первой мировой. Сегодня, пока ужас Юго-Востока Украины не превратился в Третью мировую, мы снова должны это делать.
Нам нужна кампания за мир. Против кровопролития, против оптовой торговли кровью.  Но эта кампания должна быть не продолжением войны в тылу «противника». Если ты против военной операции киевских властей – это не значит, что за Путина и Стрелкова.  Если ты против Путина – не значит, что за военную операцию киевских властей. Народам нужна кампания за мир через головы кровожадных политиков и алчных олигархов, делающих гешефт на чужом горе. Одновременно в Москве и Киеве, Питере и Харькове. Кампания, которая станет громче канонады. Кампания, которая покажет:  мы - братья. Мы отказываемся быть врагами друг другу. Мы – простые люди России и Украины - не хотим смотреть друг на друга через прицел. И мы помним, кто наши настоящие враги.
Ведь в таких войнах не бывает победителей. Их герои потом сидят в грязных переходах и просят милостыню, пока политики спекулируют на их увечьях. Победить можно только саму войну, эту жуткую фабрику смерти. И это никто не сделает вместо нас.
Мы должны бороться за превращение нынешней националистической волны в волну гражданскую и социальную, в волну массовых протестов против угнетения и деспотизма, против капитализма.
Долг левых – объявить войну войне и бороться за социализм.
                                                                                                                    

Супернога готовится к удару

Российские теледикторы сообщают о режиме предоплаты для Украины как о большой победе. Мол, приперли мы врага к стенке. С экранов звучит язвительный вопрос: ну и что теперь будут делать Порошенко, Яценюк и Продан? Собираются ли они жить на Украине следующей зимой, когда иссякнут запасы газа?

Если у отечественных государственных деятелей, рупором которых является ТВ, нет понимания, что могут теперь делать с российским газом украинские руководители, то я могу кратко об этом проинформировать. Вскоре они могут получить легальное право брать его бесплатно.
1. Украина может настаивать в международных судах, что цена на газ была увязана с пребыванием российского флота в Крыму. Флот остался, значит и соглашение по цене пересматривать нельзя. Пока подавляющее число государств ООН считают Крым украинским - на чью сторону встанут международные суды?
2. Россия разорвала соглашение об оплате пребывания флота в Крыму. Следовательно, Украина может теперь назначить любую цену за это пребывание. Россия может не платить. Но Украина может в счет неуплаты наложить арест на российское имущество, например на газ. На чью сторону встанут западноевропейские и другие международные суды?
3. Украина подготовила иск о возмещении ущерба за отъем у нее Крыма (включая захват украинской собственности) - более 80 млрд долларов. Думаю, выиграть процесс будет несложно по тем же причинам. Даже если иск будет удовлетворен частично - это покрывает цену российского газа с лихвой.
Итак, Украина имеет несколько месяцев, чтобы выиграть суды. После этого с точки зрения международного права она получит легальную возможность реквизировать газпромовский газ. И не только его.
В свое время была такая фирма "Нога", которой РФ задолжала денег. По искам этой "Ноги" за пределами РФ то и дело задерживалась собственность РФ - то самолеты, то корабли. Но тогда отношения с Западом были относительно хорошие, и России шли на уступки, настаивая все же на погашении долга. В конце концов с этой "Ногой" пришлось договориться - слишком много проблем она создавала. Но то была всего лишь фирма. А здесь - государство, за спиной которого стоят США и Евросоюз. Отбояриться от исков Украины - это вам не от "Ноги" отмахиваться. Так что Украина имеет на руках очень хорошие карты в игре с Россией. В газовой игре Россию могут спасти только какие-то очень серьезные ошибки украинских политиков и юристов, либо силовой пророссийский переворот в Киеве.

От волны националистической к волне гражданской

Чему СМИ Путина учат его противников

Когда массовые выступления оппозиции в Киеве привели к свержению коррумпированного президентского режима, это вызвало противоречивые чувства в России. Власть предержащие боязливо ёжились в предчувствии, что нечто подобное может произойти и в России (отсюда – массовые задержания на улицах Москвы в день Болотного приговора). А простые россияне, даже далекие от политики, но столкнувшиеся с чиновничьим произволом, вдруг стали говорить в ответ: «Нам что же – на майдан выходить?»
Первоначально путинские СМИ (прежде всего речь идет о телевидении) развернули кампанию запугивания добропорядочных обывателей страшным пугалом революции. В Киеве царит фашистский террор, банды майдановцев избивают и грабят простых людей. Махновщина и чуть ли не полпотовщина.
Я не обсуждаю сейчас, насколько этот медийный образ опирался на какую-то фактическую основу, но он хорошо вписывался в прежнюю стратегию агитации, которой официальные СМИ придерживались, начиная с Арабской весны и массовых манифестаций в Москве в 2011-2013 гг. Эта кампания запугивания мещан угрозой оппозиции хорошо стыковалась и с репрессиями против её участников. Еще бы – всё это безобразие нужно давить в зародыше, а то получится, как в Сирии. Бойтесь, россияне, и терпите, терпите, терпите. На Украине не получилось, как в Сирии? Тогда нужно представить дело так, что это – почти одно и то же. Или помочь приблизить ситуацию на Украине к ситуации в Сирии…
Надо отдать должное промывателям мозгов – средний россиянин был в значительной степени запуган последствиями «революции» на Украине.
Однако ситуация драматически изменилась. СМИ внезапно получили противоположную команду.
Collapse )

К юбилею конституции: впечатления участника Конституционного совещания.

К юбилею конституции.
А. Шубин. Конституционное совещание 1993 г.: впечатления участника
http://russie.hypotheses.org/1174

К этому докладу в своем выступлении я добавил еще следующее:
Так была сформирована конституция, которая состоит из трех частей. Первая часть, посвященная правам человека, является прекрасной декларацией и практически не соблюдается.
Вторая часть касается формальных отношений ветвей власти и формально соблюдается.
Третья часть состоит из упоминания администрации президента, о которой в тексте ничего нет, кроме упоминания, что ее формирует президент. Это значит, что администрация не имеет никаких внешних полномочий, это аппарат обслуживания президента. Но вместо такой администрации был создан новый аппарат ЦК КПСС, который получил право вмешиваться во все стороны государственной жизни. Президент захватил себе столько полномочий, что просто не мог их сам "переварить" - нужна была супер-администрация, которая взяла полномочия на себя. Этот орган, который фактически является неконституционным, стал ядром новой политической системы, возникшей под грохот танковых орудий 1993 года. Победила сила, итоги революции 1988-1993 гг. были подведены, начался путь от России, боровшейся за народовластие, к авторитарной России, которую мы видим сегодня.