Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Отдайте перстни: интервью, которое "не подошло"

В первой половине этого года ко мне стала вдруг проявлять интерес православная пресса (имеется в виду именно та пресса, которая так себя позиционирует - круг православных людей, занимающихся журналистикой, конечно же шире). Сначала журнал "Нескучный сад" взял у меня интервью (три часа беседовали), но затем грубо нарушил условия публикации, о которых мы договаривались. Пришлось переделывать интервью в статьи, так как братья во Христе вдруг уцепились за свои права частной собственности на интервью со мной. Об этих обстоятельствах я рассказывал у себя на ФБ 20 апреля. Но, несмотря на такие результаты интерес к моей позиции у православных журналистов сохранился, видимо в связи с моим участием в борьбе против современного иосифлянства, о котором подробнее здесь:
http://svpressa.ru/all/article/56862/
И вот ко мне обратился сайт "Религаре". Наученный горьким опытом с "Нескучным садом", я оговорил свое право опубликовать интервью у себя, если оно "не подойдет" сайту. Православные журналисты уверяли, что в данном случае они настолько открыты разным мнениям, что это вряд ли случится, но на мои условия согласились. Я постарался выражаться максимально осторожно и сдержанно, но интервью все же "не подошло". По свежим следам событий я его тогда не опубликовал, так как мое внимание переключилось на обострившуюся политическую ситуацию и текущие научные задачи. Но поскольку осенью грядет новая сессия Думы, и вполне может быть принят закон, приравнивающий критику священников к уголовному преступлению (а почему бы и нет - теперь ничему нельзя удивляться), то я все же вывешу это свое интервью, пока это - не преступление.
 Чпл

Отдайте перстни – иначе вам отрубят пальцы

Интервью историка Александра Шубина

1.     Для марксиста церковь – часть «политической надстройки». Но христианство возникло в языческом государстве и на первых порах не было государственной религией. Возможно ли сегодня возвращение к ценностям христианства «катакомбного периода»?

Ментальная сфера, социальная психология, мышление – все эти вопросы ничуть не менее важны, чем экономика, которую марксисты считают базисом общества. Наше поведение зависит от нашего мировоззрения не меньше, чем от текущего состояния кошелька. Поэтому я как историк не согласен с Энгельсом, который отнес религиозные вопросы к «надстройке» (правда – не обязательно политической). Но действительно Церковь сильно меняется, если вступает в тесный союз с властью. Это изменение заключается в том, что священство начинает подчинять свои задачи царству, хотя Христос призывал четко разделять кесарево и Богово. В этом отношении часть людей, которые называют себя православными, отступают от Нового завета к Ветхому – к царелюбию, ксенофобии, архаичной жестокости.

Революция 1917 г. освободила Церковь от этого губительного для христианского учения союза, но было поздно – слишком сильно уже было в обществе неприятие старого режима, с которым ассоциировалась и Церковь. В этом – один из источников гонений 20-х гг., в которых принимали участие не только идейные большевики, но и массы людей, которые не могли простить священникам их прежней роли «парторгов» царизма.

В период советских гонений Церковь действительно больше думала о Христе, чем об умножении богатств, и в этом была ее сила, позволившая пережить тяжелые времена. А вот в наше время для иных священников умножение богатства стало важнее Любви, проповедуемой Христом. И снова нарастает ветхозаветная тенденция. Так что не к катакомбной церкви нужно возвращаться, а к Иисусу Христу, к Евангелию.


2.       Латинская Америка дает нам пример синтеза католичества и левой идеи – «теологию освобождения». Как вы отнеслись бы к аналогичному явлению у нас - «левому православию» или  «православному социализму», если бы их взяла на вооружение какая-нибудь новая политическая партия в России?

Такие явления начинаются не с партий, а с Церкви. Если заметное число священников обратится к идеям социализма, если за ними пойдет паства, то возникнет и необходимость в политической надстройке этого явления. Я думаю, для Церкви будет только во благо, если она не будет ассоциироваться с воинствующими шовинистами, которые используют христианскую символику для пропаганды своих право-радикальных идей. Да и из уст высокопоставленных церковных деятелей мы чаще слышим «белогвардейскую риторику», выступления в защиту нынешнего режима, защищающего очень богатых от всех остальных. А это чревато тем, что недовольство режимом перекидывается и на Церковь. Так что мне жаль, что среди видных священников нет народных заступников с социалистическими или хотя бы социал-демократическими взглядами. Это пошло бы на пользу авторитету Церкви.


3.       И наоборот, как вы оцениваете сочетание христианства с либерализмом. Естественно ли не быть дарвинистом в одном, но быть социал-дарвинистом в другом (эффект двух стульев)?

Те священники, которые считают себя либералами, насколько я знаю, не признают себя социал-дарвинистами. Они больше говорят о правах человека, среди которых – и право свободно исповедовать свою веру. Либерализм поддерживает элитарную социальную систему, основанную на частной собственности. Но и в социальной доктрине РПЦ вы найдете защиту частной собственности. Различие священников-либералов и священников-консерваторов лежит не в этой сфере, а в отношении к современности, к некоторой модернизации Церкви, к Западу.


4.       Церковные иерархи громко заговорили о возвращении к «некапиталистическому обществу»  (так высказался Всеволод Чаплин). Как вы оцениваете этот факт? Говорят,  власть готова совершить «левый дрейф» (временный?). Не попытка ли это дополнительно подтолкнуть ее влево, в том числе и со стороны РПЦ?

Мне недавно довелось беседовать с отцом Всеволодом Чаплиным, и могу вас уверить – это сторонник последовательных правых, консервативных взглядов. Отец Всеволод критикует капитализм не с социалистических (то есть пост-капиталистических), а с традиционалистских, докапиталистических позиций. Именно он недавно прославился высказыванием о том, что в 20-е гг. «нравственный долг христианина» заключался в том, чтобы «убить как можно больше большевиков». При этом отец Всеволод говорил это в связи с нынешней ситуацией. Я спросил отца Всеволода, как это соотносится с христианской заповедью «не убий»? Ответ подтвердил худшие мои опасения. Сославшись на Ветхий завет, отец Всеволод утверждал, что эта заповедь относится только к делам внутренним и к иудейской общине, и Новый завет в этом отношении ничего не изменил. И это при том, что Новый завет ликвидирует различие эллина и иудея! Какая иудейская община! Тем более, что уничтожение людей по принципу идеологии (например – коммунистической) – это и есть «внутреннее дело». Можно говорить о вынужденном вооруженном сопротивлении злу, о вынужденном тяжком грехе. Но считать убийства – нравственным долгом христианина – это означает бросать вызов Новому завету. Ведь Христос подчеркивал различие своего учения с ветхозаветным принципом «око за око, зуб за зуб»: «А я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас». Апостол Павел добавляет: «наша брань – не против плоти и крови, но против начальств, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных». Мы можем противостоять власти, но не насилием. Именно ветхозаветное течение в православии питает наиболее правые, реакционные идеи – любовь к властям мира сего, воспевание насилия и убийства по принципу идеологической вражды, оправдание мирской алчности иосифлянскими рассуждениями о важности имущественного могущества церкви и, значит, частной собственности. Священники и даже монахи, стремящиеся к приумножению своей частной собственности, забывают, что легче верблюду пройти через игольные уши, чем богатому – в царствие небесное. Об этом же забывает и нынешняя правящая группа. Так что я не стал бы воспринимать ее «левые» высказывания всерьез.


5.       РПЦ не чурается говорить о левой идее - не значит ли это, что даже здесь нет непроходимой идейной пропасти? И, например, социальное государство в позднем СССР вполне могло бы уживаться с православием и церковностью, если бы не наследие научного атеизма?

Я не вижу, чтобы видные деятели РПЦ поддерживали левые идеи. Но со стороны христианских принципов и со стороны социалистического учения никакой пропасти нет. Пропасть пытаются выкопать радетели архаической старины, поклонники земной монархии, защитники господствующих классов «именем Божьим». Конечно, СССР не дает им покоя – и как антикапиталистический проект, и как пример компромисса светского (даже атеистического) государства и Церкви, достигнутого благодаря усилиям Патриархов Сергия и Алексия I. Ведь после 1962 г. отношения государства и Церкви в СССР были вполне мирными. Если не в руководстве РПЦ, то среди верующих и сейчас много людей, которые относятся к советскому периоду скорее положительно. Не социализма нужно бояться Церкви, а своего настоящего Врага.


6.       Чем могла быть вызвана антицерковная кампания в СМИ? Предвыборный год (Невзоров и т.п.)? Ведь кампании в СМИ отражают отнюдь не настроения низов. Почему либеральная элита недовольна Церковью? Ей-то уж точно нет дела до модульных храмов и срубленных из-за них деревьев…

Но низам есть до этого дело, и из-за произвола с модульными храмами в парках и других природоохранных территориях. Церковь стремительно теряет влияние в Москве именно среди населения. Я это наблюдаю непосредственно – и у меня под окнами собираются строить такой храм – в единственном месте отдыха, который у нас еще сохранился – в парке около кинотеатра «Ереван». Также негодуют и жители Чертаново, и Мневников, где прямо под окнами собираются строить и храм, и свечной завод. Люди, которые еще недавно относились к Церкви как к важному моральному авторитету, теперь проклинают ее и высказываются в стиле: «Достали!», «Надо Пуси райот позвать на наш митинг!», а то и более грубо. Возмущают людей и агрессивные священники вроде нашего Ореста Оршака, «пробивающего» стройку в парке на месте детской площадки, мечтающем возвести тут хозяйственные постройки, подъездные пути для «спецтранспорта» и т.п. Поэтому Невзоров, которому дали слово на ТВ в июле – это был первый звоночек нарастающего по разным поводам недовольства церковным стяжательством со стороны далеко не только либералов. Звоночек не был услышан. Пуси Райот и последовавшие затем споры и разоблачения – лишь верхушка очень опасного айсберга, корни которого – не в заговоре либеральной элиты, а в иосифлянском перекосе церковной политики. Такие перекосы могут и вправду привести к новому взрыву гонений «снизу». Заботясь о благополучии Церкви нельзя забывать: «отдайте перстни – иначе Вам отрубят пальцы».


  

Марш 12 июня – две программы

Издевательское решение властей двигаться по бульварам оказалось символичным. Действительно, начиная с декабря массовое оппозиционное движение объединяет очень разные силы. Для одних предел мечтаний – верхушечный переворот, который возвращает страну в 90-е гг., для других – принципиально важно соединение демократических и социальных задач. Есть еще третьи – националисты, но о них сейчас не говорю – отдельная тема.

Итак, красные и белые ходили вместе, в то время как на трибуне доминировал либерально-популистский блок самоназначенных лидеров – большинство так называемого Оргкомитета (который не совпадает с техническим оргкомитетом, подающим заявку на митинг). Это было оправдано в условиях избирательной кампании под лозунгом «все против Путина», хотя уже тогда вызывало недовольство значительной части актива общественных организаций и рядовых участников. После 5 марта для обычных россиян президентские страсти ушли на задний план, а на первый вернулись привычные социальные беды, которые продолжают углубляться и обостряться под аккомпанемент заявлений Путина о «преодолении кризиса». К сожалению, эта «социалка» почти не нашла отражение в речах на мартовских митингах оппозиции (пожалуй, за исключением выступления муниципального депутата Елены Ткач). Отрыв от социальных нужд людей ослаблял и продолжает ослаблять белоленточную оппозицию.

Признаться, идея социальной переориентации общедемократического движения шла очень туго. Даже многие товарищи с левыми взглядами продолжали верить, что «главное – это Путин», и его падение решит разом множество проблем. Случалось и откровенное пренебрежение интересами акций с социальной проблематикой, когда «лидеры демократии» могли назначить на то же время акцию общедемократического толка (как случилось с митингом против строительства церквей в парках и скверах 14 апреля, на время которого назначили акцию солидарности с Астраханью – как будто нельзя было развести эти мероприятия).

Ситуация до некоторой степени изменилась после 6 мая. Тут «спасибо» можно сказать исключительно властям. Если бы не их непрофессиональное либо сознательно провокационное поведение на Болотной, если бы не маленькая Ходынка, перерастающая в крохотное 9 января, декабрьский импульс бы тихо угас, и можно было бы готовиться к новым событиям уже в связи с социальной повесткой дня. Но власти перезапустили белоленточный протест и затем делали все, чтобы он не угас до 12 июня, подливая керосин в огонь возмущения даже накануне нового марша своими дуболомными обысками и допросами. Прокуратура сегодня – могучий фактор революционной мобилизации горожан.

6 мая красных знамен было великое множество, антураж был революционный, зато не было речей с трибун, и поэтому либеральные вожди не так раздражали чуждую им часть актива. И левые решили, что они сила. Чему очень способствовали крики стражей порядка и жалобы в стиле детского сада: Ой, эта девочка меня уда-а-а-рила! Бо-бо! Они первые начали асфальт кидать, и только потом я кости ломал! Ой, он отнял у меня шапочку и окровавленную дубинку и выбросил в ре-е-е-ку!

Отдельное спасибо муляжу ОНФ, который безо всякого разрешения устроил контрмитинг 6 мая на Поклонной горе, объявив его гуляниями под умильные комментарии чиновников полиции и мэрии. Отлично! Гулять так гулять – оппозиция тут же взяла на вооружение эту форму досуга, быстро соединив ее с гремящей на Западе формой «окупай» (благо 12 мая как раз случился очередной всплеск западного оккупайства, пропиаренный ТВ).

В общем, к концу мая споры в левых рядах кипели нешуточные: если творится такой окупай, не пора ли и маршу оппозиции выдвинуть социальные требования, близкие трудящимся.

Это совпало и со встречным движением либеральной мысли, пробужденной перезапуском кампании и прогулками раскрученных литераторов. Раз режим наступает на наши права (будь то аресты тех, кто победнее, и коммерческие неприятностей тех, кто побогаче), а улица продолжает бесконтрольно клубиться, не пора ли создать новую «Демократическую Россию», чтобы надежнее управлять протестом и направлять его в «правильное» русло. Таким образом, одновременно с идеей выдвижения пакета социальных требований возникли проекты Манифеста свободной России (программный документ) и Координационного совета (руководящий орган). Попытались совместить.

На переговорах по проекту Манифеста 5 июня члены Левого фронта предложили дополнить текст пакетом социальных требований и четко увязать политические и социальные цели движения. Либеральные вожди уперлись рогом и категорически противились включению социальной повестки в манифест свободороссиян. К сожалению, наши товарищи понурили головы и подписали в личном качестве это детище либеральной мысли. Надо отметить на полях, что детище убогое даже для либералов. Если вынести за скобки все ту же отставку Путина, требования размытые, напротив многих из них  власти уже сейчас могут поставить отметку «выполнено» (прямые выборы губернаторов, например, от которых между нами говоря – никакой пользы). Зачем левые товарищи это подписали? Не хотелось идти на раскол в преддверии акции 12 июня. Случился бы раскол от того, что наши товарищи не согласились бы подписывать эту бумагу? Думаю, ничего бы не случилось. Подпись на бумаге была условием вхождения в КС оппозиции? Присягой?

Во всяком случае, в среде организаций Форума левых сил (ФЛС), куда входит Левый фронт, проект этого манифеста вызвал заметное отторжение, недвусмысленно заявленное на пресс-конференции 8 июня.

Ниже мы увидим, что отказ либералов включать социальные требования в манифест было ошибкой, которую некоторые из них осознали уже 12 июня.

Понятно, что левые были разочарованы такой неуступчивостью партнеров. 8 июня на пресс-конференции представителей организаций ФЛС говорилось о необходимости срочно выдвигать пакет социальных требований оппозиции и о том, что если либералы откажутся от сотрудничества в социальной борьбе, произойдет даже не раскол оргкомитета митингов, а раскол оргкомитета и большинства населения страны, недовольного путинизмом.

После некоторой дискуссии в ФЛС был согласован перечень социальных требований. Признаться, как автору одного из первых вариантов этого документа, мне немного жаль, что кое-что выпало. К тому же поняв, что согласование с либералами не предвидится, левые повернули руль покруче. Но и в итоге получилось неплохо:

1.      Мораторий на новую программу приватизации стратегических отраслей, научных и научно-производственных предприятий

2.      Национализация естественных монополий

3.      Отмена ФЗ-83. Законодательный запрет на приватизацию или коммерциализацию любых учреждений социальной сферы (школ, больниц, музеев и т.д.)

4.      Мораторий на рост цен на ЖКХ, тарифов естественных монополий, бензин, медикаменты

5.      Восстановление свободы профсоюзной деятельности и права на забастовку. Законодательный запрет практики «заемного труда». Решительный пересмотр существующего Трудового кодекса и «Закона о профсоюзах», ограничивающих права работников

6.      Пересмотр действующих Лесного и Градостроительного Кодексов. Безусловный запрет "уплотнительной" застройки, сокращения территорий парков, заповедников, лесов, водоохранных зон и любого строительства на их территории

7.      Запрет на повышение пенсионного возраста. Размер пенсии должен быть выше реального прожиточного минимума.

Этот пакет оратор от левых на трибуне должен был озвучить и предложить собравшимся его одобрить. Таким образом, 12 июня должны были быть предложены движению по сути две на мой взгляд совместимые программы: либеральный манифест и социальный пакет.

Но в последний момент эта затея была поставлена под угрозу. Тут либеральные партнеры коварно (не нахожу другого слова) использовали очередной натиск правохоронительных  органов – 11-12 июня под угрозой ареста оказались оба утвержденных спикера левых на митинге – С. Удальцов и А. Сахнин. К тому же, как известно, на время митинга они были вызваны в прокуратуру. И в этой тяжелой ситуации либералы на оргкомитете 11 июня нагнали свой актив «для большинства» и в нарушение всех предыдущих договоренностей заявили о пересмотре списка выступающих, исключив из него левых (кроме Удальцова) и представителей социальных движений, включая научно-образовательную колонну и оккупайцев. Это вызвало большое возмущение. Часть участников красной колонны говорила, что вообще на митинг после демонстрации не пойдет, часть намеревалась уйти сразу после выступления Удальцова. Забегая вперед скажу, что на момент выступления Удальцова в начале митинга часть левых еще не дошла до места, где было хорошо слышно трибуну, а многие и вообще не пошли к трибуне, занимаясь пропагандой на другом конце площадки. Вообще находиться вблизи матюгальников, из которых железом по стеклу срывается на визг ведущая митинг Чирикова – это не каждому дано. Я лично не могу долго выдерживать это звуковое оружие.

Утром 12 июня стало ясно, что ситуация немного выправляется. Во всяком случае Удальцов сумел прийти, не был задержан до начала митинга, и даже получил слово первым, что смягчило отношение левых к происходящему. На трибуну удалось пробраться представителю научно-образовательной колонны Г. Колюцкому, что тоже было успехом «социальной линии» - разбавлять надоевших ораторов-«вождей» новыми лицами из низовых движений.

Итак, колонны слились при выходе с бульваров на Сахарова, красные перемешались с белыми (националисты сохраняли плотную колонну для грубоватого прорыва к трибуне). Перемешались ли требования? В общем, пока так и вышло. Удальцов озвучил сначала часть политических требований (отойдя от манифеста свободороссов, и поэтому в его редакции требования получились радикальнее), вопрошая собравшихся, согласны ли они. В ответ неслось громкое «да!» Затем Удальцов озвучил социальные требования. Здесь он тоже вольно пересказывал текст, и это, на мой взгляд, он сделал напрасно, потому что социальные требования были сформулированы четче. К тому же, понадеявшись на память, Удальцов пропустил экологический пункт. Но думаю, что это не сознательно. Во всяком случае социальный пакет был также одобрен явным большинством собравшихся. Выступавший затем Немцов провел такую же процедуру с Манифестом свободороссов, заменив голосовое одобрение голосованием. Зачем-то он стал утверждать, что поддержка была единогласной, что очевидная неправда. И здесь руки поднимало большинство, но многие не голосовали, а некоторые и кричали «нет» и даже свистели. Самое интересное в выступлении Немцова даже не это, а та часть его речи, где он заговорил о важности социально-экономических требований. Зачем же было упираться раньше, провоцировать раскол, дискредитировать либеральное крыло движения отказом включать социальные требования в манифест? Похоже, социальная ситуация в стране и давление слева на либералов меняет даже их догматизированное сознание.

Как будет развиваться этот процесс дальше – поживем увидим. Характерно, что СМИ, бодро рапортуя о Манифесте свободной России, либо обходят молчанием, либо скороговоркой упоминают социальные требования. И дело не только в форме подачи их оратором Левого фронта, но и в позиции СМИ. И либерально-оппозиционные, и пропутинские СМИ боятся социального сдвига оппозиционного движения, соединения политического и социального протеста. Но и мы должны опасаться, что либерально-популистский блок попытается также приватизировать социальный протест, как он приватизирует политический. Левые провели свою идею на митинге, сей факт замалчивается, но не исключено, что это – ход в стиле Шеленберга из кинофильма «17 мгновений весны». Замолчать, чтобы потом приватизировать идею.

Нам нужно не альтернативное правительство, а альтернативный парламент

С. Удальцов и И. Пономарев выдвинули идею созданию популярного руководства движением, своего рода альтернативного правительства. Мотивы выдвижения идеи альтернативного центра власти понятны, но в зависимости от механизма формирования такого руководства могут получиться прямо противоположные вещи – либо развитие демократии, либо приватизация протеста группой либерально-популистских вождей в стиле 1990-1991 гг. Первое необходимо, второе – недопустимо.

Либеральные и популистские вожди сейчас внятно не говорят о тех социальных изменениях, которые планируют провести в случае своего успеха. Но мы помним 1990-1993 годы. Зато эти вожди пользуются мощнейшей продержкой СМИ. ТВ практически игнорировали содержательную сторону семинаров на Абае, зато появление Ксюши Собчак вызывало медиафурор. Ксюшу позиционировали в качестве одного из вождей движения вопреки явному неприятию «массовки».

Если сейчас начать проводить выборы вождей, то, как показал уже опыт зимы – при голосовании в интернете вперед вырвутся медиафигуры и либеральные лидеры, к которым будет пристегнута для красоты парочка левых «Керенских». Такое руководство не будет пользоваться поддержкой значительной части актива движения.

Единственный путь создания демократического руководства – это делегирование людей от групп движения – от горячих точек и организаций -но не всех, а завоевавших авторитет – этот вопрос можно решить с помощью голосовалки 1 человек – 1 голос, как это было сделано на гражданской секции в феврале. Голосование за организации ослабляет популистский эффект медиа, которые раскручивают прежде всего персоны.

В феврале создание координационного органа было «слито» вождями, которые вдруг поняли, что «массовка» вознамерилась их контролировать. И дали понять, что не будут признавать над собой «парламента». Конечно, сам актив тоже еще не освоил культуру нормальной политической работы и со стороны выглядел, как парламент 1990-1993 гг. Но уж таковы массы – они учатся постепенно. Выдвижение людей от территориальных групп, занимающихся реальными социальными проблемами, позволит упорядочить представительство, обеспечить реальную связь с низами, переориентировать верхушечный по своим задачам белоленточный процесс на решение реальных социальных проблем. Это позволит создать сеть социального сопротивления, которая координируется советом, а не управляется вождями.

Это не значит, что нужно ограничиваться «теорией малых дел». Необходимо, чтобы движение выдвинуло (для начала – хотя бы стало обсуждать) конструктивные СОЦИАЛЬНЫЕ требования, приемлемые для социалистов/коммунистов + левых либералов + левых националистов.

Нам нужно ясное понимание, чем заменить нынешнее российское периферийное бюрократическое полуфеодальное капиталистическое общество. Если у нас «Окупай», то и повестка должна быть социальной, не сводиться к примитивному лозунгу «Долой Путина, верните голоса от ЕР к другим управляемым партиям!»

Мои предложения по социальной повестке можно найти здесь: 
http://shubinav.livejournal.com/49651.html?view=462835#t462835

См. также:

От декабрьского движения - к сети сопротивления

http://shubinav.livejournal.com/47418.html

http://shubinav.livejournal.com/49701.html

От декабрьского движения – к сети сопротивления

От декабрьского движения – к сети сопротивления

События 5 марта показали, что декабрьское движение, столкнувшись со стеной «путинской победы», встало на рельсы, которые ведут в сторону нового издания «стратегии 31». Если так, то это – начало конца массового движения.

Конечно, начавшееся 4 декабря движение не было бессмысленным и уже принесло некоторые положительные результаты. Во-первых, после начала массовых манифестаций власть дрогнула и согласилась облегчить регистрацию новых партий. Во-вторых, расширилось число людей, которые знают «страшную тайну» – в России нет не только судов в собственном смысле слова, но и демократических выборов. То, что у нас называется «выборами», стало «прозрачней». И эта «прозрачность» подтвердила то, что мы знали в эпоху «непрозрачности» о фальсифицированном и несвободном характере этого ритуала - «выбора» Государя всея эРэФ и его думы. Что же, декабрьское движение сыграло свою скромную историческую роль, но может ли оно принести еще большую пользу?  

Увы, пока массы внимали трибуне (с раздражением обсуждая ее состав), возобновилась, например, стройка на Козихинском… Концентрация внимания на сакральной фигуре Путина отвлекает от коррумпированной касты в целом.

Но выборы кончились. Можно и наверное должно не признавать их результат, но нужно признавать реальность – эти «выборы» не могли изменить режим, мы живем в той же реальности, и нужно возвращаться к нашим социальным «корням», к защите социальных прав с учетом приобретенного опыта и новых организационных связей. Либо без них, если «рассерженные горожане» после марта растерянно разбредутся по своим кухням, разочарованно что-то бубня себе под нос. И поодиночке встретят новое наступление коррумпированной касты на свои права. А это наступление не заставит себя ждать после инаугурации старо-нового Государя ампиратора. Это будет наступление и по линии многочисленных платежей, включая повышение цен на ЖКХ и налогов на жилье, и по линии новых регламентаций нашей жизни, которые нужны прежде всего для того, чтобы брать взятки за их нарушение, так как выполнять все эти абсурдные законы невозможно. Продолжится и бюджетная экономия в стиле сокращений под лозунгом повышения зарплат и урезания зарплат под лозунгом их повышения у кого-то другого, о котором рассказывают на первом канале ТВ.

Нам предстоит новый этап сопротивления этому наступлению. Либо это будет сопротивление поодиночке с миллионами индивидуальных поражений, где каждый умирает в одиночку. Либо участники декабрьского движения немедленно начнут перегруппировку сил, обратятся к выстраиванию сети своих организаций на местах – сети коллективного сопротивления коррумпированной касте на всех уровнях, коллективной взаимопомощи и солидарности граждан перед лицом «победителей народа». И тогда станет ясно – кто из героев декабрьско-мартовских трибун полезен в наших конкретных социальных боях местного значения. Мы уже начали выстраивать зачатки демократической самоорганизации в виде гражданского совета и особенно его гражданской фракции, но без местных структур, объединяющих активистов разных направлений – это только зачатки, а не сеть.

Только построив корневую структуру, можно сохранить потенциал движения, начавшегося на площади Революции, прошедшего через Болото в сторону Пушкинской. Только так, пусть не сегодня, но завтра можно победить.

Челоботы



Когда в России началось Время ноль (
http://shubinav.livejournal.com/25977.html), это сначала понравилось правителям мира сего. Но потом начались проблемы. Все прогнивало, ломалось, рушилось, но нельзя было понять – где именно. Включишь ТВ, посмотришь статистику - все сияло чистотой, прочностью и нанотехнологиями. Но хозяйство нужно было как-то налаживать, а то ведь трубы с энергоносителями лопаются, дороги непроезжие, на них полиция пошаливает, в городских джунглях разбойнички погуливают. В общем, нужно было спасать ситуацию, снова применять передовые зарубежные технологии.

Пока общественности пускали в глаза нонопыль, передовые государства совершили научно-технический прорыв в области робототехники. Был создан челобот – робот, внешне вполне напоминавший человека. Модель пока была не очень совершенной.

А где опробовать сырые технологии, как не в России. Стали назначать челоботов на ответственные должности – чтобы те работали ритмично и ответственно. Внешне челоботы почти не отличались от чиновников старого разлива – такие же угловатые и неповоротливые. Зато считалось, что челобот взяток не берет и работает круглосуточно, рук не покладая. Со взятками быстро решили вопрос – вышестоящие чиновники дали взятку западным программистам, которые внедряли здесь это чудо. Те быстренько сочинили программу. Теперь челоботы брали взятки как все, передавали их наверх. А чтобы не выделяться – и себе оставляли толику. Комплектующие западные дорогие – надо самоокупаться.

Дело так хорошо пошло, что челоботами стали заменять мэров. От окраин до самой до матушки… Вот, едет мэр-челобот на броневике по своему городу и дает указания: здесь снести ларьки, здесь – пусть будут, здесь снести, здесь – пусть… В голове специальный механизм установлен, работает по принципу «плюс – минус». Здесь движение в одну сторону, здесь – в обе пока. Движение встало? Не беда – выделим линию для автобусов (потом когда-нибудь закупим) и начальства. Есть где разогнаться. Броневик тоже зарубежный, с хорошей подвеской. Чтобы от ям и выбоин на дороге сложный механизм челобота-1, не дай Бог, не испортился. 

Выходит челобот во дворик, окружают его другими челоботами, из управ. Те изображают жителей перед телекамерой:

- Хо-ро-шо ли вам жи-вет-ся?

- Хо-ро-шо! Слав-но все от-ре-мон-ти-ро-ва-ли! Спа-си-бо!

Все хорошо, все довольны.

Одна беда – неповоротливы челоботы первого поколения. Опять обратились к разработчикам: нельзя ли чего-то поживее предложить, чтобы все-таки совсем от человека не отличался.

- Есть, - говорят зарубежные кулибины, - да только дороговато станет.

- Ничего, нефть-газ в цене, давайте.

Ан, вышла неувязка. Когда челобот-2 был готов, кризис грянул, с деньгами проблемы. Жаба заела заказчиков, а разработчики цену не скидывают, и челобота этого дорогущего девать некуда. В общем, не сговорились, не стали нового челобота закупать у западных партнеров.

Ну, погодите, московские головотяпы, - решили мстительные партнеры. Не хотите покупать, мы вам его так зашлем, в нагрузку. Имейте в виду – челобот-2 размножается делением. И работать будет по нашей программе. Поплачете еще!

И явился в Москве челобот-2: гибкий, эластичный, современный. Он и демократ, и националист. Со всеми компьютерами на короткой ноге, они готовы информацию ему сливать и за него голосовать.  Лицо у челобота-2 трансформируется свободно – хочешь, будет трибун на трибуне, хочешь – певец с приятным голосом, а если очень нужно – даже женское обличье принять может и такой крик поднять – уши закладывает.

Челобот есть челобот – программка простая, речи несложные, про коррупцию, песенки – про любовь для самых простых мозгов. А эффект – супер. Можно из податливого человека дистанционно сделать челоботика методом звукового программирования.

С одной стороны, мещанки и даже жены больших чиновников на концертах чуть из платья не выпрыгивают, слушая песенки – программируются. С другой – челобот в разных лицах – и мужеском, и женском – переключает на нужные рельсы народное возмущение…

И все бы хорошо, но  у настоящих людей от челоботовского программирования голова болит. Если ты полностью человек – болит от этого голова. А если не болит – значит ты уже не вполне человек. Челоботиком становишься.

Уроки декабря: с Новым политическим годом!

Александр Шубин

Уроки декабря

Декабрьская волна гражданских протестов оставила после себя сложное послевкусие. С одной стороны, власть получила пощечину и дрогнула, обещав смягчение режима. С другой стороны – либеральные «звезды» во всей красе показали себя, не останавливаясь пред откровенным шулерством. Самое время извлекать уроки. Очевидно, что это – только начало, за декабрем придет март. Но по большому счету – и не в марте дело. Надвигается новая волна экономического кризиса, когда встанут действительно важные социальные проблемы. В связи с этим единственный важный новогодний вопрос – можно ли использовать декабрьское «пробуждение» для создания структуры массовой действительно демократической мобилизации и самоорганизации.

Подробнее:

http://www.informacional.su/postsov/civsoc/64-2011-12-31-11-59-25

Некоторые тезисы статьи:

Декабрьское пробуждение общественного движения было вполне ожидаемым. Несколько обстоятельств сделали эту волну практически неизбежной…

Подъем гражданского движения в этих условиях был практически неизбежен, а вот новостью оказалась относительно важная роль в событиях левых организаций…

Левые и националисты стали проблемой для либералов, которым пришлось потрудиться над перехватом лидерства в «общественном пробуждении».

Был создан оргкомитет, который стал готовить большой митинг на несколько тысяч человек. Образовался политический ресурс, и либеральные лидеры стали привычно готовить его приватизацию. В этом им помогли власти.

В воздухе витала идея – движение станет чистым выпусканием пара, если оно не создаст организационной структуры. Но структура структуре рознь. Выдвижение идеи комитета породило дилемму: чем он станет:

1. собранием «звезд», говорящих с властью от имени народа

или

2. инструментом актива гражданских движений.

Почувствовав себя «кинутым» и не желая становиться пушечным мясом «звезд», гражданский актив решил организовать орган более широкого представительства.

Я понимаю, когда первое заседание ИГ прошло в условиях шума, гама и хаоса. Но на втором заседании мы уже поставили вопрос о создании регламента этого органа, из которого мог вырасти искомый демократический комитет. И наше предложение было встречено в штыки именно «президиумом»… Авторитарное ведение в такой аудитории плодило хаос и шум, работа по общему признанию была неэффективной – такие вопросы при наличии простейшего регламента решаются быстрее. Но зато у «вождей» при таком порядке есть широкие возможности навязывать залу свою позицию, просто игнорируя оппонентов.

Следите за руками:

1. Сначала демократия: свободно обсуждаем в комиссии, принимаем демократическим путем.

2. Затем выясняется, что демократия плоха: часть левых оттираем, националистов соединяем с либералами в комиссиях, чтобы они там аннигилировали друг друга.

3. Соломоново решение: ни нашим, ни вашим.

4. Затем «звездная» олигархия принимает то решение, какое хочет.

И это были только цветочки.

Ягодки – это формирование списка выступающих.

Тогда, руководствуясь невесть какой логикой, решили составить список головной части выступающих из совпадающих позиций обоих списков. С какой стати, если это – фальсифицированные результаты?

Как видим, и здесь работает та же наперсточная механика, где на входе – «демократия в интернете», а на выходе… Чуров отдыхает.

В общем, понятный либеральный смысл мероприятия – заменить Путина на Гавела (интересно – кто у них будет этим Гавелом), сохранив экономическую политику в стиле Кудрина и Касьянова – создателей социально-экономической политики путинизма.

Собственно, это протаскивание Оргкомитетом путинистов на трибуну дискредитировало мероприятие сильнее любой «империи» лжи на ТВ. Оказывается, мы имеем дело не просто с либеральным олигархатом, а с блоком либералов и путинистов (недавних и нынешних), которые нагло приватизируют массовое движение.

Либеральные «звезды» пока добились своей цели – они сумели говорить с властью не «на полусогнутых», как обычно, а гордо, с трибуны, от имени возмущенных масс. И говорить то же самое, что и раньше.

Но, протащив на трибуну путинистов – в нарушение любых норм демократии – старое «правление» дискредитировало себя.

Несмотря на весь скепсис моего рассказа, я не склонен видеть в этом трагедии. На этом этапе развития России цели большинства населения и либеральной элиты в борьбе против авторитарного коррумпированного режима совпадают. И то, что господствующая каста раскалывается, а ее верхушка пугается – это благо, а не зло.

Главная угроза в «оранжевом» этапе – что его не удастся перевести в следующий. Но если не удастся – значит либо кризис не назрел, либо социальные движения слабы. Нечего на «оранжевых» пенять.

Альтернатива глубоким социальным переменам – продолжение существования нынешней деградации, гниения, сползания к межнациональной резне и дальнейшему распаду.

Если в январе в «декабрьском» движении не удастся наладить демократические нормы, этому процессу можно найти только одно полезное применение – произвести шумный и показательный раскол с либеральными «звездами» и объявить им войну под лозунгом: «Немцов, Акунин и Навальный не лучше Путина, Медведева и Чурова».

Главная задача – чтобы нынешнее движение способствовало гражданской самоорганизации. Именно в ней – и защита от злоупотреблений «звезд», и смысл самого движения – народовластие.

Нынешние страсти по выборам – мелочи игры по сравнению с реальной социальной борьбой, которая может начаться под воздействием новых волн мирового кризиса.

Наши лозунги сегодня:

Никакого доверия медийным «звездам»!

Движение за демократию само должно быть организовано демократически!

10 декабря: Красный марш на Красной площади

 
 
Истинной сенсацией этого дня стала не Болотная площадь, где был ожидаемо большой – хотя все еще не перестроечных размеров – митинг, а марш красной колонны по Красной площади.
Все началось с того, что в ноябре Сергей и Анастасия Удальцовы из Левого фронта, а также девушка из «Солидарности» подали заявку на митинг на площади Революции. Когда грянула фальсификация, возмущенный народ через фейсбук вознамерился прийти на этот митинг. Власти перепугались, вступили в переговоры, одновременно взяв Удальцова под стражу. Образовавшийся оргкомитет митинга боролся за право собраться на пл. Революции, но тут Немцов и Рыжков самостоятельно договорились с мэрией об отступлении на Болотную площадь, которая, якобы, больше.
Эти действия были восприняты в Левом фронте с возмущением. Дело не только в самоуправстве либералов, но и в том, что, став заявителями митинга на Болотной, они взяли в свои руки распределение мест у микрофона. После долгих согласований представители ЛФ решили не идти на раскол оргкомитета, и было решено, что желающие собраться на пл. Революции мирно пройдут на Болотную. О чем и удалось договориться с ГУВД. Такова краткая предыстория.
 
Главная задача на пл. Революции заключалась в том, чтобы революционная часть митингующих сформировала колонну и провела шествие под своими лозунгами. Посовещавшись на месте, лидеры ЛФ решили начать движение как траурное шествие по правам человека в России – ведь сегодня – День прав человека.
 
Планировалось выдвигаться в 14-30, но Немцов все же увел часть людей в 14 часов. Мы решили, что пора формировать красную колонну – тем более, что в тылу накапливались националисты. Объявив народу через мегафон о задачах шествия, мы медленным, траурным шагом двинулись в сторону Лубянки, оставив на пл. Революции националистов и погрязшую в журналистах Е. Чирикову. Журналисты, впрочем, нас быстро догнали.
 
Благодаря неторопливому темпу движения колонна уплотнилась и приобрела внушительный вид, хотя было в ней всего одна – полторы тысячи человек.
 
В начале колонны шли Левый фронт и Рот-фронт, затем другие демократические социалисты и коммунисты, а замыкала колонну внушительная группа анархистов и пираты (которым, кстати, болотные либералы отказались дать слово, хотя просили они его очень загодя).
 
После Лубянки колонна пошла бодрее, так как нас стали догонять националисты. Честно говоря, я гадал, каким будет приготовленный ГУВД маршрут. Проходя мимо Старой площади, мы стали бодро скандировать «Власть миллионам, а не миллионерам!», «Это наш город!» и всякое атикапиталистическое и антипутинское. Мне было особенно приятно вспомнить молодость и поскандировать с анархистами: «Наш кандидат – самоуправление!»
 
И тут стало ясно, что наш маршрут будет пролегать через Васильевский спуск – прямо мимо Кремля. Вот это подарок властей (уж не знаю – это они по глупости проложили такой маршрут или из сочувствия к оппозиции).
 






"Молодые штурманы будущей бури"



Охрана не дремлет



Итак, вырулив на Красную площадь, красная колонна стала скандировать: «Выше выше красный флаг – там, в Кремле сидит наш враг!» Ну и прочие обидные для властей кричалки.
 





Давненько я не фотографировался на таком фоне

При входе на мост нас таки догнали националисты, увеличив численность колонны почти вдвое. Сомкнувшиеся националисты и анархисты соблюдали «водяное перемирие».
 
Перейдя мост, мы влились на Болотную площадь, где царило либеральное единение. Колонна с плюрализмом от анархистов до монархистов создала по существу второй центр митинга, потому что трибуну, расположенную в противоположном конце площади, все равно не было толком слышно. Во всяком случае, опасения о том, что светилам с Парнаса удастся совсем уж монополизировать протест, в итоге пока не оправдались.


Заявление Совета Левого фронта в связи с массовыми акциями протеста

Массовые выступления показывают, что российское общество отказалось признать прошедшие выборы в Государственную Думу честными и законными. Это еще раз подтверждает обоснованность позиции «Левого фронта», считающего нелегитимной всю существующую систему власти.
 Некоторое изменение парламентского представительства политических сил никак не повлияло на способность правящей верхушки полностью контролировать политическое пространство, добиваясь принятия нужных ей решений, не считаясь с волей и интересами общества. Тем не менее, снижение электоральных результатов «Единой России», которое власть не смогла предотвратить даже с помощью массовых нарушений и фальсификаций, свидетельствуют об очевидном росте протестных настроений. Массовый социальный протест, который поднимается и ширится на наших глазах, должен привести к падению авторитарного режима, установленного олигархией и силовой бюрократией. Это облегчит борьбу за создание социального, справедливого, демократического общественного устройства, превратит народ нашей страны в подлинный источник власти.
 Свободные, честные, демократические выборы принципиально невозможны в рамках нынешней социально-политической системы. Поэтому наше главное политическое требование состоит в замене существующей системы государственного управления институтами политической демократии и прямого народовластия. В то же время Левый фронт поддерживает политические силы, общественные организации, инициативные группы граждан, выступающие за пересчет голосов или отмену результатов выборов и проведение нового голосования в соответствии с более демократическим избирательным законодательством. Разоблачение фальсификаций, допущенных при голосовании и подсчете голосов, помогает обществу осознать преступный характер действующей власти, убедиться в ее пренебрежительном отношении к правовым и моральным нормам. В этой связи Левый фронт заявляет о солидарности с организаторами и участниками протестных акций и призывает к объединению усилий и координации действий.
 Особенно важным является активное участие в протестных действиях молодых людей, в том числе и тех, кто еще недавно был далек от политики. Участники протестных акций на деле доказали свою стойкость, способность к организации и готовность бороться за восстановление законности, попранной действующей властью. Мы убеждены в том, что представители оппозиционных сил обязаны использовать примеры гражданского мужества, продемонстрированного молодежью Москвы и Санкт-Петербурга для распространения протестных действий на другие города страны.
 Мы призываем российские власти остановить превращение правоохранительной и судебной системы в средство беззаконного подавления справедливого возмущения российского общества. Подобная тактика неизбежно вызовет жесткий ответ со стороны общества. Ответственность за последствия подобного хода событий ляжет на организаторов и исполнителей действий, связанных с применением силы по отношению к протестующим, незаконными задержаниями и судебными решениями, призванными замаскировать властный произвол. Мы требуем прекратить преследования лидеров и активистов оппозиционных сил, участников протестных действий, пользующихся своим Конституционным правом на заявление своей гражданской позиции.
 Борьба за социальные и политические преобразования, направленные на создание более справедливого и свободного общества, только начинается. И мы призываем граждан России довести ее до Победы, покончив с режимом, ведущим нашу страну к национальной катастрофе.
 
Совет Левого Фронта

События на Востоке: в поисках места в истории

Каждый год при переиздании учебников по новейшей истории издательства запрашивают у авторов так называемую "конъюнктурку": дополнения, связанные с текущими событиями. Сложность с ней в том, что писать нужно очень коротко. Ведь нового объема под этот текст не выделяется, и чтобы вписать что-то, нужно почти столько же текста вычеркнуть. Так что сейчас у меня есть четыре строки, чтобы отразить события начала 2011 года на Ближнем востоке. Пока вот такое место в истории: "В 2011 г. по арабским странам от Марокко до Катара прокатились народные волнения, которые привели к свержению президентов Туниса (Бен Али) и Египта (Мубарака), а в Ливии вылились в гражданскую войну между сторонниками и противниками М. Каддафи". Кто такой Каддафи здесь писать не надо - он упоминается в другом месте.
А где же "революции в Египте и Тунисе"? Такие оценки  волнения на Востоке пока не заработали, о чем подробнее:
http://shubinav.livejournal.com/33717.html

"Войны коммунистов"

 Некоторое время назад в ЖЖ kommari началась интересная дискуссия. Пост kommari был посвящен другой теме – о войнах вообще, с которыми когда-нибудь покончит коммунизм (http://kommari.livejournal.com/1199170.html), но из него вытек вопрос – какова доля войн ХХ века, инициированных коммунистами.
В этом вопросе нет антикоммунистического подтекста – войны могут оцениваться как справедливые, вынужденные и превентивные.
Меня «задело» предположение (возможно юмористическое), что коммунисты инициировали 0,3% войн ХХ века. Я прикинул на выборке в 114 войн – у меня получилось 30 таких войн. kpt_flint предложил расширить список войн ХХ века, опираясь на википедию. Этот список ИМХО расширительный (в войны там зачислены и совсем крохотные конфликты, и даже «тресковые войны», то есть не военный, а торгово-дипломатический конфликт). В то же время некоторые известные мне войны в списке википедии не указаны. С учетом списка википедии я оцениваю общее количество войн ХХ века как примерно 180 штук. Это число я беру за основу. Если кто-то не согласен, пусть публикует свой список, я не буду дублировать википедию и набирать 170-180 позиций, потому что это не так принципиально. Дело не столько в доле, сколько в количестве «коммунистических» войн.
В итоге обсуждение продолжали только мы с kpt_flint. Поэтому я счел целесообразным перенести обсуждение сюда, дабы привлечь новых участников, если это кому-нибудь интересно. kpt_flint склонен считать, что коммунисты инициировали 10-15% войн (из расчета в 180 получается максимум 27), я – что больше (около четверти). Во всяком случае, я обещал найти больше 30. В моем списке уже оказалось более 40 + 10 «половинчатых» ситуаций, о которых ниже.
Возможно, это число удастся в ходе дискуссии уменьшить, а может быть – увеличить.
Чтобы вести строгую дискуссию, я выдвинул критерии, которые применял при подсчете.
«Инициировать войну» - это значит начать военные действия против вооруженных сил (формирований) противника.
1. Война - инициированная коммунистами - такая война, где коммунисты и контролируемые ими вооруженные формирования начали боевые действия первыми (возможно - руководствуясь благородными и справедливыми мотивами).
2. Коммунисты - любые марксисты, включая сторонников «научного социализма» в третьем мире, или блоки и государства, в которых коммунисты лидируют. Не считаются коммунистами марксисты-социал-демократы, которые отказались от идеи социалистической (коммунистической, пролетарской) революции в принципе.
3. Если война состоит из группы войн, то считается только «длинная» война (например - Вторая мировая (в наиболее принятых хронологических рамках 1939-1945) считается, а советско-японская, которая в нее входит - нет).
В число войн, инициированных коммунистами, я включал гражданские войны, начавшиеся с восстания, организованного при лидирующей роли коммунистов, партизанские войны, начатые ими или прокоммунистическими движениями, войны, где нападающей стороной было Советское государство и КНР.
Также для четкости нужно отделить понятие «война» от понятии «восстание, которое не переросло в гражданскую войну». Здесь я предлагаю критерии локальности (один город и окрестности) и (или) длительности (вооруженная борьба без иностранного вторжения длительностью меньше месяца). Есть еще дополнительный список «половинчатых» случаев, где трудно определить «кто первый начал», либо коммунисты, находясь в блоке инициаторов войны, не были там доминирующей силой, либо война начата сторонниками социализма с близкой коммунистам программой, но все же не признававшими приверженность коммунистической перспективе, марксизму и «научному социализму».
Перед тем, как огласить список, я должен сообщить, что для меня этот спор не является принципиальным и «жестким», я с удовольствием скорректирую цифру, если будут предложены убедительные аргументы как для ее уменьшения, так и увеличения. Очевидно, цифра «коммунистических» войн лежит где-то в диапазоне 20-50, и ее смещение к одной и другой границе принципиально ничего не доказывает. Так что любителей подменять историю идеологией просьба не беспокоиться. Этот пост я делаю не потому, что хочу что-то обязательно доказать, а именно потому, что мне интересен результат. Надеюсь, что вы примете участие в дискуссии с той же целью.
Предлагается не вступать в занудные споры по поводу дат завершения войны – все же для нашего подсчета важно ее начало. Также признаю, что названия войн условны для краткости, и их тоже не нужно здесь обсуждать. Так, например «Советско-украинскую войну» точнее было бы назвать «Гражданская война на Украине с участием Советской России». Но обсуждение названий уведет нас в сторону от темы.
Итак:
Список находится в первом комменте.