?

Log in

No account? Create an account
Александр Владленович Шубин
24 April 2015 @ 08:45 am
Вышла "История Украины", написанная И. Данилевским, Т. Таировой, А. Шубиным и В. Мироненко. Я писал период 1917-1945 гг. Большой вклад в осуществление этого проекта как его вдохновитель и организатор внес В. Ищенко.
 
 
Александр Владленович Шубин
Получили на халяву билеты на «Левиафан» А. Звягинцева, пошли составить собственное впечатление. Признаюсь, шел я на этот фильм с некоторым предубеждением, о котором нужно сказать, дабы вынести за скобки. Во-первых, я – не поклонник Сокурова. Соответственно, затянуто-медлительное развитие сюжета вгоняет меня в скуку. Во-вторых, в ту же скуку меня вгоняет критический реализм в его чистом виде. Я уже в курсе, что страна живет в условиях полуфеодального бесправия, произвола, и беззакония, что православный клир фарисейски переродился, а население заливает водкой безысходность жизни и собственную социальную импотенцию. Если мне это показать на экране – будет опять же скучно, потому что я это регулярно наблюдаю в жизни. Есть более интересные вопросы: «Почему?» и «Что делать?» Второй, самый интересный вопрос в фильме никак не обсуждается, а первый поставлен с детской непосредственностью. Когда герою становится очень плохо, он вопрошает: «За что, Господи?» Как спрашивают маленькие дети: «У меня зуб болит, за что папа?» В ответ страдающий герой получает от священника притянутую за уши и мало связанную с историей героя притчу о библейском Иове. Её в принципе можно было бы обыграть в сюжете, но Звягинцев и его соавтор сценария О. Негин заморачиваться не стали.
Напомню, что библейский Иов – это процветающий человек, славящий Бога и живущий по его заветам. Именно как праведник он становится предметом испытаний и с честью их проходит, оставаясь верным Богу и еще лучше поняв Его. За это снова вознаграждается процветанием. Главный герой Звягинцева здесь не при чем. Никаких духовных интересов у него не просматривается, специально подчеркивается, что в церковь он не ходит, о Боге задумывается только когда становится совсем хреново, и водка уже не помогает.
Столь же не к месту цитируется притча о Левиафане. Напомню, что Библия ставит вопрос: «Можешь ли ты удою вытащить Левиафана и веревкою схватить за язык его?» То есть речь идет о способах борьбы с системой зла и слабости отдельного человека перед лицом такой задачи. Но при чем здесь герой Звягинцева? Он с левиафаном не борется, а ноет и пьёт горькую, понимает, что с насиженного места его сгонят. Его друг адвокат хочет поторговаться со злодеем мэром, обменять компромат на деньги. Прямо скажем – на борьбу с Системой-левиафаном это не тянет. Вроде бы по первоначальному замыслу Звягинцев хотел повторить американский сюжет, когда герой бульдозером сносит мэрию. Но и от этого художественного хода воздержался, лишив героя даже наивных черт борца с Системой.
Сюжет вообще неважно продуман, но это – скорее типичная черта современного кинематографа, когда даже хорошо, если реальность предстает нелогичной (что позволяет халтурить при написании сценария). Особенно нелогично поведение адвоката (друг героя, любовник его жены). Он приезжает на место действия с папкой компромата на главного злодея – мэра и бандита. Предъявляет папку, ссылается на высокие связи. Мэр впадает в панику. Что в таком случае делает разумный человек? Срочно уезжает в Москву и спокойно торгуется уже оттуда, опираясь на влиятельного вельможу, который предоставил компромат. Наш адвокат ведет себя как юный телок – остается на пикник, где по пьяни ухлестывает за женой главного героя. Драка, ссора и т.п. И после этого он не уезжает, оставаясь во власти злодея. Злодей же идет посоветоваться к источнику идейного зла – православному епископу. Тот вселяет в злодея уверенность в своих силах. Тогда злодей берет адвоката под белы руки, целится в него из пистолета, но не убивает, а просто унижает и пугает. Адвокат уезжает в Москву. Что после этого сделает любой нормальный человек? Правильно – пустит в ход компромат. Просто чтобы не чувствовать себя последним чмом. И, уж конечно, как-то примет участие в несчастной судьбе друга, тем более, что перед ним кругом виноват. Адвокат же просто исчезает из сюжета, у злодея все хорошо, его недруги в Москве просто забыли про него. Почему происходят такие странные с психологической и политической точек зрения вещи? Авторы не объясняют, авторам лень.
Совсем заброшена детективная составляющая. В фильме происходит убийство. Кто убил жену героя? Сам герой по пьяни? Нукеры злодея? Пасынок, который ненавидит приемную мать? Или может быть это самоубийство с последующей фальсификацией улик? Авторам это не интересно. Фильм был снят ради другого.
В общем, я не напрасно опасался, что буду скучать. Но есть в фильме и своя прелесть, ради которой стоило его посмотреть.
Во-первых, автор смел. Это как во время Перестройки – все знали о недостатках, но прославляли тех, кто сумел сказать об этом по телевизору. Звягинцев сказал о том, что здесь творится, на весь мир. Не остановился перед авторитетом РПЦ, в прах разметал иллюзии правосудия в России. В наше время это – полезное дело.
Есть удачные шутки. Вдупель пьяная подруга героев спрашивает своего еще более пьяного мужа-гаишника, может ли он вести машину. Ответ: «Конечно, я же ГИБДД».
Герои на отдыхе стреляют по портретам членов Политбюро. Один спрашивает: «А нынешние есть?» Ответ: «Время нынешних еще не пришло». Разумеется, злодеи обсуждают свои дела под пристальным взглядом портрета Путина.
Во-вторых, может быть даже во-первых, достоинством фильма является природа. Красивые виды сурового севера, синие заливы, могучие волны и скалы. И на фоне всего этого разные животные от китов до очаровательных свиней. Ну и человекоподобные животные тоже (то, что люди – именно животные – напоминает и один из героев фильма). Герои фильма органичны в природной среде – как ее животная часть. Это такие безбашенные, похотливые, агрессивные, но иногда добрые внутри зверьки. Человеческие черты (в смысле способности к абстрактному мышлению), проступают разве что у священников, но они циничны и двуличны, так что предстают идейно-цивилизационным ядром зла на фоне природной дикости большинства героев.
Понятно, почему этот фильм так понравился к западу от России. Он словно снят для канала «Дискавери» – красивая природа, дикие звери (даром, что люди), государственно-мафиозное зло имеет диковинную православную специфику (мне бы тоже, наверное, было интереснее смотреть на африканских злодеев, чем на своих, которые и так каждый день по телевизору и в жизни). Я тоже любовался красотами, но всё остальное навевало скуку. Не потому что неправда. В целом – правда. Бывает в России жизнь получше, бывает и похуже. Но не было главного – обсуждения причин трагического положения страны и вопроса «Что делать?» А без этого в фильме нет человеческого смысла. Так, зарисовка обломков цивилизации на фоне красивого пейзажа. 
 
 
Александр Владленович Шубин
03 February 2015 @ 04:44 pm
Как чуден, весел был обед
Между гражданской и террором…
Дарили мне велосипед,
А гости, выпив, пели хором.

Там был профессор, был поэт,
И красный командир, и белый
Разбитый был интеллигент –
Зато рассказчик был умелый.

Сошлись в той точке бытия
Века серебряный и красный,
НЭП и культура пития,
И спора дух огнеопасный,

Мечты о том, как будем жить
В коммунистическом Эдеме,
И скепсис, и культуры нить,
Ирония, мечта о смене.

И снова пили за меня –
За босяка и карапуза.
Я громоздился на коня
На деревянного в рейтузах.

Потом ругали «этих крыс»
И обсуждали цели смело…
Тогда и прозвучала мысль,
Которая во всех засела.

Опережала век, звеня –
Стройна, красива, иронична,
Касалась мира и меня,
Страны и всех отдельно, лично.

Вот мысль! Не зря слова плели!
Все восхитились. Не забыли.
Но в новый век не донесли –
Кто умер, а кого убили.

Всё отвлекало от неё –
Карьера, потрясенья века,
Война, волненья, бытиё,
Текучка, слабость человека.

Я стал последним среди тех,
Кто был тогда на том обеде.
Я помню всё – и гам, и смех,
Пятно на брюках дяди Пети.

Я помню, как варили грог,
Как собирались в небе грозы…
А мысль я ту не уберег –
Похоронил её в склерозе.

Всё без неё теперь не так,
Всё без неё теперь не ново.
Ведь старый век уже иссяк,
В начале нового нет слова.

И мир идет наш наобум,
Не зная смысла и спряженья.
То в кризис ввяжется, то в бум –
Всё тех же старых слов круженье.

И в мире нашем столько бед,
Он так нестроен и нестоек,
Поскольку чудный тот обед
Не конспектировал историк.
 
 
Александр Владленович Шубин
ВРР

Под Новый год «Родина-медиа» сделала мне прекрасный подарок – вышла моя книга «Великая Российская революция: от Февраля к Октябрю 1917 года»
Основа книги была готова уже в 2011 году, но издательство, где планировался выход книги, внезапно отказалось от публикации задуманной серии по истории. Но нет худа без добра. За последующие годы вышли как публикации документов, которые позволили мне уточнить картину по некоторым сюжетам, так и книги авторов, с которыми хотелось бы поспорить. Так что задержка публикации пошла на пользу, и работа над книгой шла весьма интенсивно вплоть до середины 2014 года. Ниже – оглавление книги.
                  
Оглавление

Глава I
Что такое революция и почему она происходит
Таран истории
Задачи революции в формационной системе координат
Революция и реформа
Необходимость и случайность
Глава II
Неизбежность и случайность
Болезни роста или пороки системы?
Спор о благосостоянии: система и голод
Голод и экспорт
Городская революция и аграрный вопрос
Народники и столыпинисты
Глава III
Депутаты и заговорщики
Заговоры и разговоры
Масоны, масоны, кругом одни масоны
Рука Берлина. Или Лондона?
Глава IV
Февральский взрыв
Бабий бунт
Психоз хулиганов?
«Добрый государь»
Вооруженное восстание и интриги
Кто вас выбрал?
Финал империи
Глава V
Либеральная диктатура и революционная демократия
Либерализм против демократии
Революция и самоорганизация
Явление Ленина
Битва за проливы
Триумф центризма
Лебедь, рак и щука
Июльский кризис
Глава VI
Был ли Ленин немецким шпионом?
Вагон
Как немцы задолжали Ленину деньги
Дело Ганецкого
На что нужны деньги?
Миллионы для диктатуры пролетариата?
Враг государства
Глава VII
Два Бонапарта
Июльские победители
Грозящая катастрофа
Взлет генерала
Государственное совещание
Кто кого предал?
Недоворот
Глава VIII
Последний шанс демократии
Большевики протягивают руку
Демократическое совещание
Капитуляция демократии
Глава IX
Октябрь уж наступил
«Мы все ахнули»
Навстречу съезду
Переворот и революция
Вместо заключения: Альтернативы 1917 г.
Россия без революции?
Выбор времени
Либерализм и центризм
Советские альтернативы
 
 
 
 
 
 
Александр Владленович Шубин
19 декабря вышла моя книга «История Новороссии».
Настроение подпортили издатели, которые накосячили со сносками, о чем ниже. Впрочем, вдумчивые и доброжелательные читатели, для которых я писал, надеюсь, не будут судить меня строго за чужие грехи.
С предложением написать такую книгу ко мне обратились представители Военно-исторического общества в первой половине июля. В стране возник объяснимый интерес к истории Северного Причерноморья, а я как раз специализируюсь на истории этих мест в ХХ веке. Назрела необходимость спокойно высказаться о том, как складывались традиции этого региона, «зачем большевики его передали Украине», что край значил в истории Украины, России и всего общего пространства, которое теперь называется постсоветским...ИстНов

Я согласился. Правда, были поставлены жесткие сроки – 14 июля я подписал договор, а уже 15 августа сдал книгу (жена Наталья подставила плечо и помогла переработать обширный материал в рекордно короткие сроки). Затем, уже в ходе редакционной работы, меня попросили дописать о ходе событий еще до 5 сентября 2014 г. Потом, правда, редакционная работа затянулась, шли какие-то неведомые консультации, но в итоге книга все же вышла в этом году. Спасибо издателям, что сохранили за мной приоритет в монографическом освоении темы. Разумеется, это – лишь начало, предстоят и дискуссии, и более фундаментальное изучение. Не лишне обратиться в дальнейшем к той части Новороссии в широком смысле слова, которая находится за пределами Украины, юг России тоже имеет большую специфику, близкую той, о которой идет речь в моей работе. Я ограничился только Северным Причерноморьем, исключая Крым.

Книга называется «История Новороссии», хотя можно было бы назвать и «Северное Причерноморье от Таргитая до Бородая». Но почему бы и не «История Новороссии» - ведь это одно из исторических названий региона, которое применялось здесь полтора века, а теперь снова на слуху, хотя и в политизированном контексте. Но и сам этот контекст на глазах становится историей, его пора описывать. Мне дали повод не только поговорить о длинном историческом пути, но и высказаться о событиях 2014 г. языком историка, а не пропагандиста. Интересно было сформулировать своего рода «скелет» истории конфликта, который будет обрастать «мясом» по мере изучения источников.

Этот объективизм заставил издателей уравновесить мое повествование послесловием, выдержанным в стиле, более привычном зрителям российских телеканалов. Я не в претензии – нужен какой-то «буфер» между объективизмом историка и политической линией, в русле которой действует РВИО. То, что они решились предоставить трибуну мне, а не кому-то из пропагандистов «русского мира» - уже большое достижение угасающего российского свободомыслия.

Книга носит обзорно-обобщающий характер, в значительной мере я опираюсь на исследования коллег, которых упоминаю в тексте и сносках.  Увы, РВИО имело неосторожность связаться с «Олма-пресс» (если бы меня спросили, я бы не рекомендовал этого делать). Олма, конечно же, напортачила, внеся такой кавардак в сноски, и так умело закамуфлировав его, что я заметил проблему, когда книга уже вышла. На этапе подготовки мы обсуждали в основном 2014 год, и с более ранними эпохами проблем не было – кто бы мог подумать, что можно перепутать автоматически расставленные сноски. Никогда такого в других издательствах не бывало, и сделано все так, что невольно задумаешься – случайность или умысел. Думаю, для пристрастных читателей это будет хороший повод для несодержательной критики в мой адрес. Но я подготовил список поправок, который поможет всем желающим разобраться – какая сноска к чему относится (см. приложение).

Предвижу вопрос о «выпячивании» в моем повествовании личностей Потемкина, Махно и Брежнева. Им действительно уделено много места. Во-первых, это интересно (хотя история заводов и шахт тоже не забыта). Во-вторых, историю нужно познавать и через личности (хотя роль масс мы никак не отрицаем). В-третьих, это три наиболее известных лица региона (даже жаль, что издатели подарили обложку одной Екатерине). Особенно Махно, который здесь не только родился, но и пригодился. Отсюда и его место в истории края.

Хочется надеяться, что «История Новороссии» будет способствовать не разжиганию сегодняшнего конфликта на Украине и вокруг Украины, а спокойному диалогу и поиску согласия. Я убежден, что найти платформу такого согласия вполне возможно, о чем в книге тоже говорится.

Read more...Collapse )


{C}{C}
{C}{C}

 
 
 
Александр Владленович Шубин
Утром позвонили с «Голоса России» (только что переименованного в «Спутник»), и попросили в эфире рассказать об уроках Первой мировой войны (сегодня годовщина её завершения). Я предложил слушателям такие уроки:

Во-первых, это опасность националистического угара и связанных с ним внешнеполитических авантюр. Если государство стремится к аннексиям, к захвату части территории соседей, это быстро приводит к бессмысленной гибели людей. Во-вторых, за 14-м годом приходит 17-й. В 1914 г. в России разыгралась патриотическая эйфория, народ сплотился вокруг Государя, стремясь дать по зубам западному ворогу. Но потом дела шли неважно, и к 17-му году правящий режим был дискредитирован. Он рухнул, началась социальная революция. Вот об этом пути от патриотической эйфории к катастрофе режима тоже стоит помнить.
Ведущая на это заметила, что правители редко следуют урокам истории. В этом мы с ней согласились.