Как журнал «Аb imperio» обманывает своих читателей

Есть такой журнал «Аb imperio». До недавнего времени у меня было к нему нейтральное отношение. Иногда я видел его на прилавках, полистывал, но соотношение цены и качества не сподвигало меня к покупке. Много разнообразной политологии. А каких-то очень нужных мне статей в нем я не замечал.

Но вот мне попался на прилавке номер 3 этого журнала за 2016 год и, пролистывая его, я увидел свою фамилию. На странице 310 сообщалось, что ниже будет представлена публикация материалов, связанных с обсуждением книги И. Данилевского, Т. Таировой (Яковлевой), А. Шубина и В. Мироненко «История Украины», вышедшей в 2015 году. Далее напечатано дословно следующее: «Редакция Аb imperio предложила авторам книги ответить рецензентам. Игорь Данилевский и Виктор Мироненко не отреагировали на наше предложение. Александр Шубин представил текст «Критика критической критики» объемом свыше 60 журнальных страниц, вдвое превышающий допустимый лимит (опубликована онлайн: http://bit.ly/2fEzkFM). На просьбу представить сокращенную версию реакции не последовало».

Последняя фраза является неправдой. Маленькая ложечка лжи в бочку нашей полемики с украинскими коллегами о моей части «Истории Украины», опубликованной в 2015 году.

       


Публикации этих строк, обманывающих читателей «Аb imperio», предшествовала наша переписка с представителем редакции И.В. Герасимовым. Ниже я публикую ее, поправив только некоторые очевидные опечатки. Мои комментарии к письмам помечаю знаком *

* Итак, 9 ноября 2016 г. мне пришло электронное письмо: 

Уважаемый Александр Владленович,

Я пишу от имени редакторов журнала Ab Imperio (http://abimperio.net/cgi-bin/aishow.pl?state=portal/journal/missionr&idlang=2). Помимо электронной версии на сайте журнала (доступ к которой мы Вам с радостью предоставим) и в Project Muse, комплект бумажных номеров AI широко доступен в московских научных и университетских библиотеках.
Мы готовим публикацию подборки рецензий на "Историю Украины", вышедших на украинском портале historians.in.ua. Следуя формату рецензионных форумов журнала, мы всегда оставляем последнее слово за авторами разбираемых книг. Я прикладываю тексты, напрямую полемизирующие с Вашим разделом коллективной монографии, с просьбой -- если Вы сочтете это нужным -- по возможности оперативно написать ответ. Возможно, имеет смысл не реагировать на конкретные претензии и замечания, а изложить кратко Вашу профессиональную и личную позицию по поводу украинской истории.
Т.к. книга быстро устаревает и откладывать форум (тем более, в ежеквартальнике) нам не хотелось бы, я спешу переслать тексты в изначальном виде. Одновременно мы отправляем их на литправку и потом в вычитку, и я прошу не обращать внимание на стилистический и языковой аспект материалов.
Коль скоро историография является коллективным процессом, а не дискретным собранием частных достижений, мы считаем в журнале приоритетной задачу поддержание профессионального диалога, релятивизируя по возможности личные политические пристрастия.
 

С наилучшими пожеланиями,
 

Илья Владимирович Герасимов

Ilya V. Gerasimov, Ph.D.

Executive Editor

“Ab Imperio” Quarterly

* Это письмо обрадовало меня. Я ведь не знал, что является ложным ключевое утверждение И. Герасимова: «Следуя формату рецензионных форумов журнала, мы всегда оставляем последнее слово за авторами разбираемых книг». В это время я уже написал подробный разбор критики украинских коллег в мой адрес, который отправил в редакцию того же сайта, где публиковалась и критика в мой адрес. Публикация затягивалась, но украинские коллеги все же придерживались принципа «всегда оставлять последнее слово за авторами разбираемых книг». Сейчас те, кто следили за этой дискуссией. Могут прочитать мой ответ по адресам: 

http://historians.in.ua/index.php/en/dyskusiya/2054-aleksandr-shubin-kritika-kriticheskoj-kritiki-ili-otvet-ukrainskim-retsenzentam-istorii-ukrainy-chast-1

http://historians.in.ua/index.php/en/dyskusiya/2068-aleksandr-shubin-kritika-kriticheskoj-kritiki-ili-otvet-ukrainskim-retsenzentam-istorii-ukrainy-prodolzhenie

http://historians.in.ua/index.php/en/dyskusiya/2072-aleksandr-shubin-kritika-kriticheskoj-kritiki-ili-otvet-ukrainskim-retsenzentam-istorii-ukrainy-chast-3

Конечно, если критика украинских коллег достойна публикации в журнале, то мой ответ должен следовать после самой критики. И я с удовольствием в тот же день ответил И. Герасимову:

Уважаемый Илья Владимирович!

Я еще в сентябре написал на эти рецензии развернутый ответ, который редакция сайта обещает там опубликовать "вот вот". Их редакция находится в трудном положении, потому что одного из "уважаемых ученых" я поймал на откровенном шулерстве. Другим досталось меньше, но тоже досталось. Разумеется, если Вы будете публиковать эти рецензии, правильно было бы опубликовать и мою. С другой стороны, у них есть некоторое право публиковать первыми (если дело не затянется еще сильнее). Каков Ваш дедлайн? Я могу их предупредить, что если они будут тянуть, то ответ первым появится у Вас.

С уважением,

А. Шубин

* И. Герасимов быстро ответил:

Уважаемый Александр Владленович,
 

Спасибо за скорый и обнадеживающий ответ!
Давайте, мы возьмем Ваш готовый ответ -- я напишу организаторам форума. Уж вебсайт всяко оперативнее ежеквартальника. Номер появится в электронных базах только к середине декабря, на бумаге начнет приходить к Новому году -- у них месяц с лишним.
 

С наилучшими пожеланиями,
 

Илья 

* Обнадеженный, 12 ноября я отправил И. Герасимову свой текст. Следующее письмо я получил 14 ноября. После прочтения моей критики украинских оппонентов тон И. Герасимова стал меняться:

Уважаемый Александр Владленович,
 

Как мне уже пришлось объяснять организаторам форума на украинском портале, у печатного журнала есть одно принципиальное отличие от любого интернет-издания: ограничения объема.
Мы принимаем исследовательские статьи не более 50 тыс. знаков без пробелов (http://abimperio.net/cgi-bin/aishow.pl?state=portal/contributorr&idlang=2#2).
Ваш текст превышает этот стандарт в два с половиной раза, не являясь проблемной исследовательской статьей. Я не знаю, читает ли кто-то онлайн тексты такого размера, но печатать их мы не можем, тем более, в рамках историографического форума, где средняя рецензия-то должна быть порядка 10 тыс. знаков.
Как известно из Борхеса, самая подробная карта империи совпадает по площади с территорией империи. Есть ли возможность уйти от такого "картографического пуризма" и представить ответ на критику в масштабированном виде, не воспроизводя совокупный объем форума? Ab Imperio -- не профильный украиноведческий журнал, мы просто не можем позволить себе такой тематический дисбаланс, не говоря уже о технических ограничениях.
Мы были бы признательны, если бы Вы смогли на основе подробного и последовательного комментария на комментаторов написать аналитический текст, собственно историографический, выделяющий доминирующие тенденции, подходы и тропы, стоящие за отзывами критиков, и объясняющий Вашу -- альтернативную -- позицию.
 

С наилучшими пожеланиями,
 

Илья Владимирович Герасимов

 

* Это письмо удивило меня. Мало ли что И. Герасимов объяснял организаторам форума на украинском портале. Мне он ничего такого прежде не сообщал. Он попросил меня ответить на очень обширную критику пяти человек. В своем ответе я полемизировал с шестью авторами, и специально удалил из варианта, предназначенного для журнала, сюжеты, касающиеся полемики с В.Ф. Солдатенко. Критика украинских авторов по объему многократно превышает 10 тыс. знаков, и если бы для редакции журнала это было бы принципиально, то «Аb imperio» не замахнулся бы на публикацию украинской критики. Но по мотивам, которые тогда были мне неизвестны, «Аb imperio» решил выйти за рамки 10 тыс. знаков, предназначенных для историографических рецензий. И почему-то это послабление касалось только украинской стороны. Если бы журнал опубликовал критику в мой адрес размером в 10 тыс. знаков, я бы легко ответил и в меньшем объеме. Но я должен был ответить на очень подробную, придирчивую, выдержанную в очень разной тональности критику, написанную авторами с очень разной квалификацией и разной степенью честности. А у некоторых из них – еще и полную искажений и передержек. Для этого нужен объем не меньше, чем совокупный объем критики. Какой объем журнал готов представить мне для ответа – оставалось неясным. От украинских авторов И. Герасимов не требовал укладываться в 10 тыс. знаков. Почему тогда он требует это от меня?

Несмотря на выявившиеся двойные стандарты редакции Ab imperio, я не стал ставить ультиматумов и решил в тот же день уточнить позицию редакции:

Уважаемый Илья Владимирович!

Когда я писал этот текст, то следовал договоренности с авторами портала, что мой ответ по объему не должен превышать совокупного объема рецензий, на которые я пишу ответ. Каков совокупный объем рецензий на нашу книгу, которые Вы планируете печатать?

Вдогонку: вполне очевидно, что предъявляемое Вами ко мне требование "написать аналитический текст, собственно историографический, выделяющий доминирующие тенденции, подходы и тропы, стоящие за отзывами критиков" не выдержан авторами комментариев к нашей книге (всеми, кроме разве что Кульчицкого и Зайцева). Правильно ли я понимаю, что Вы бы хотели предъявить мне и им принципиально разные требования?

Сейчас я уезжаю на три дня и переписку продолжу по возвращении.

С уважением,

А. Шубин 

Пока жду такси, могу поделиться еще одним соображением. К сожалению, нашей книги нет в интернете, а эти рецензии есть, и потому они и так уже доступнее книги. Но образ, который они рисуют, в очень значительной части прямо не соответствует действительности. В случае с Ефименко это в большей части - сознательное искажение позиции автора. Если использовать аналогию с картой - Вы собираетесь публиковать крайне искаженную карту размером почти с империю. И не хотите публиковать аргументированное объяснение, почему огромная карта, которую Вы публикуете, не соответствует стране.

* Действительно, если я должен отвечать только на общие «тропы», почему «Аb imperio» решил печатать рецензии, которые перечисляют даже все найденные пятью авторами опечатки? А если журнал решил печатать что-то другое, как-то сокращенное – то прежде всего нужно было дать мне почитать этот материал, чтобы я в своем ответе не цитировал то, что будет вычеркнуто редакцией (в том числе потому, что мною аргументировано раскритиковано). И. Герасимов не собирался предоставлял мне такой возможности, как и равенства в объеме с украинскими оппонентами.

В тот же день он ответил мне:

Уважаемый Александр Владленович,
 

Спасибо, что нашли время для ответа.
Не знаю, содержалось ли предыдущее соображение в не дошедшем до меня письме или в Вашем тексте. Мы просили Вас именно об аргументированном объяснении -- это то, что мы хотим опубликовать, иначе я бы Вам не писал.  
Если бы Вы прислали ответ, написанный гекзаметром, можно было бы обсуждать желание или нежелание редакции пойти Вам навстречу. Но речь идет о 62 журнальных страницах, 15% объема номера -- это невозможно физически, а не по чьему-либо желанию или нежеланию. Ефименко занимает неадекватно много места -- 56 тыс. знаков, 28 страниц, вероятнее всего, редактор будет сокращать текст (это избыточный объем для рецензии, механические повторы нам не интересны). Однако даже если в итоге он останется 50 тыс. знаков -- это официально допустимый лимит журнала. 122 тыс. знаков Вашего текста -- вне всяких лимитов.
Я надеюсь, что Вы согласитесь на замену экстенсивного подхода интенсивным, аналитическим, -- прогрессивный шаг с любой точки зрения.
 

С наилучшими пожеланиями,
 

Илья Владимирович Герасимов

 

* Итак за маской вежливости и объективности стало проступать совсем другое лицо И. Герасимова. Как сказано в известном фильме, «здесь нечисто играют». Сначала мне ничего не было сообщено о предельном объеме, затем стали предъявляться претензии на основании каких-то сообщений украинским публикаторам критики, затем сообщили о максимуме в 10 тыс. знаков, затем – о готовности увеличить этот объем только для одного из украинских критиков в пять раз, убрав, однако, 6 тысяч знаков. Что это за 6 тысяч знаков? Как можно отвечать на текст, которого не читал? Можно только подозревать, что редактор может убрать из текста оппонента наиболее абсурдные места, уже раскритикованные мной. Это было бы нечестно – критик стал бы выглядеть несколько убедительнее, чем когда пытался критиковать меня своими силами, без помощи редактора «Аb imperio». Но в итоге общий объем текстов украинских критиков моей части книги занял в журнале 66 страниц. Это более чем в шеть (!) раз больше, чем было предусмотрено изначальными правилами журнала. Почему же тогда И. Герасимов возмущался моими 62 страницами? Это меньше 66-ти. Очевидно, дело было не в объеме, а в содержании моей критики. Отсюда эти странные требования «аргументированности» (уж чего-чего, а аргументов в моем ответе приводится множество), и эта демонстрация познаний в сфере стихосложения – ни к селу ни к городу, лишь бы затемнить суть дела. Я был не против отказа от «экстенсивного» подхода, но при условии, что и украинская критика от него откажется. Но от украинских авторов редакция этого не требовала.

В любом случае я не отказывался от сокращений, а лишь хотел бы выяснить, каковы должны быть принципы редактирования и чем мотивированы двойные стандарты редакции.

Я ответил 17 ноября:

Уважаемый Илья Владимирович!

Вы не писали своё письмо гекзаметром, но от этого Ваша позиция, выраженная в нём, не стала понятнее. В частности, я только сейчас узнаю, что Вы намерены как-то редактировать уже опубликованную украинцами критику, и, следовательно, неизвестно, на что я имею право отвечать в Вашем журнале, а на что нет - потому что часть текста критики Ефименко будет удалена. 

Я пока не получил ответов на вопросы, которые задавал, суммирую их для того, чтобы Вам было проще удовлетворить моё законное любопытство:

1. Каков объем, который будет отводиться в Вашей публикации критикам моей главы?

2. Имею ли я право ответить в том же объёме?

3. Если нет, с чем связано такое неравенство сторон в полемике? Очевидно, не с объёмом журнала, раз Вы собираетесь что-то сократить в украинских текстах.

4. Если да, можно ли мне изучить сокращенные Вами тексты, чтобы отвечать на те положения критики, которые будут опубликованы в Вашем журнале.

С уважением,

А. Шубин

* Ответа на это письмо я не получил, но продолжал его спокойно ожидать. Мало ли почему они не отвечают, может быть, совещаются. Но через 12 дней я решил все-таки снова побеспокоить И. Герасимова:

29 ноября

Уважаемый Илья Владимирович!

Более 10 дней назад я отправил Вам письмо, на которое пока не получил ответ. Соответственно, у меня возникли новые вопросы:

1. Получили ли Вы моё письмо от 17 ноября?

2. Если да, то планируете ли на него отвечать?

3. Если нет, то по какой причине?

4. Если планируете, то когда ждать ответ?

С уважением,

А. Шубин

* Одновременно я находился в переписке с редакцией сайта /historians.in.ua/, проталкивая публикацию там моего ответа на критику украинских коллег. Сотрудник редакции сайта В. Яценко выразил удивление, почему я не хочу публиковать ответ на критику в «Аb imperio». Тут уж удивляться пришлось мне. Еще как хочу! И В. Яценко сообщил мне, что о моем отказе он узнал от редакции «Аb imperio», и там уже заканчивается работа по подготовке к публикации самой критики, но без моего ответа, потому что я, якобы, не ответил на требование сократить свой ответ. Я тут же написал И. Герасимову письмо и продублировал его через В. Яценко, с которым И. Герасимов находился в контакте:

Илья Владимирович!

Совершенно случайно я узнал от В. Яценко, что Вы намерены предпослать публикацию дискуссии об "Истории Украины" утверждением о том, что на Ваше предложение сократить мой текст ответа не последовало. Это утверждение является ложным сразу в нескольких отношениях. Во-первых, оно содержит ложное утверждение, что 60 тыс. вдвое превосходит указанный мне лимит. В нашей переписке я такой цифры не нашёл, зато нашёл цифру в 50 тыс., которая была бы вполне приемлемой (при условии возможности сослаться на более развернутый ответ, который начал публиковаться в Интернете). Во-вторых, в дальнейших письмах я ни от чего не отказывался и лишь пытался выяснить Ваши мотивы, чтобы корректно прокомментировать их в своём ответе. На некоторые мои ответы Вы ответили (то есть Вы в курсе, что ответ с моей стороны последовал). Но после моего письма 17 ноября Вы замолчали, и я терпеливо ждал до сегодняшнего дня, после чего написал Вам еще одно письмо, на которое пока не получил ответа. После этого я написал В. Яценко по своим делам, и от него узнал сенсационную новость, что Вы собираетесь меня просто оболгать.

Разумеется, Ваши методы идеологической войны (иначе это назвать нельзя) не останутся в секрете. В случае публикации Вашей лжи я намерен опубликовать нашу переписку со своим комментариями, чтобы Ваш журнал стал более известен.

Однако, на мой взгляд, было бы неплохо вернуться к нашей переписке и решить дело, как это положено в академических кругах. Поскольку я никогда не отказывался отвечать моими критикам и не отказывался сокращать мой текст (тем более, до названных мне на примере Ефименко 50 тыс. знаков), я был бы рад получить четкие ответы на мои вопросы. После этого я готов сократить текст до 50 тыс. знаков с учетом сокращений текста Ефименко, чтобы не критиковать его за те положения, которые Вы сократите (этого требует моя академическая честность в отношении оппонента). Дело пошло бы быстрее, если бы Вы прислали мне сокращенные положения, и я не стал бы их специально разыскивать в его большом и довольно бессистемном тексте.

Нашу переписку и это письмо я пересылаю также В. Яценко. Возможно, через него Вы получите письмо надежнее, чем обычным путем.

С уважением,

А. Шубин 

* Ответа на это письмо не последовало. Я не могу представить себе, что у редакции «Аb imperio» внезапно оборвалась связь со мной. Однако в этом случае у И. Герасимова были все возможности эту связь восстановить через В. Яценко. Так что для меня очевидно, что журнал не хотел публиковать мой ответ и соблюдать равноправие сторон в научной дискуссии. Эта история показывает, что является ложным утверждение И. Герасимова о том, что «мы считаем в журнале приоритетной задачу поддержание профессионального диалога, релятивизируя по возможности личные политические пристрастия». Опубликованная в журнале 66-страничная критика полна политических пристрастий, и редакция не дала мне ответить на нее. Что же, идеологические симпатии оказались сильнее научной объективности, но зачем же было переходить грань приличий и печатать уже прямую неправду? 

Читатели журнала «Аb imperio» были обмануты двояко. Им был представлен крайне искаженный образ нашей книги (не прочитав мой ответ, они рискуют об этом так и не узнать), и уже прямо ложное утверждение, что я не ответил на предложения редакции. Информация журнала «Аb imperio» соответствует действительности с точностью до наоборот – именно редакция прекратила диалог со мной и не стала его возобновлять. Не знаю, единственный ли это случай, или обманывать читателя в привычке журнала «Аb imperio». В любом случае, к информации, размещенной в этом издании, нужно относиться крайне недоверчиво и осторожно. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened