Александр Владленович Шубин (shubinav) wrote,
Александр Владленович Шубин
shubinav

Category:

ТАСС был уполномочен заявить. Но не заявил (опять Крым)

Несколько дней назад ко мне обратился знакомый обозреватель ИТАР-ТАСС с просьбой дать комментарий о ситуации на Украине и в Крыму. Вчера мы согласовали текст. Сегодня выступил Путин, обозреватель позвонил мне и извиняясь рассказал, что начальство сочло текст "слишком мрачным". Либо интервью будет скорректировано "в соответствии", либо публиковать нельзя. Ничего особенно радикального, как вы увидите, я не утверждал, знал, куда даю текст. Но с приходом нового начальства генеральная линия есть генеральная линия. Шаг вправо, шаг влево...
Я посоветовал опубликовать речь Путина 10 раз - как 10 статей, полностью соответствующих генеральной линии. А с обозревателем договорился, что опубликую интервью у себя - вот ровно в том виде, как оно должно было выйти на сайте ТАССа.
Об обстановке в Крыму и перспективах политических процессов вокруг него корреспондент ИТАР-ТАСС побеседовал с руководителем Центра истории России, Украины и Белоруссии Института всеобщей истории РАН, доктором исторических наук Александром Шубиным.

- В условиях, сложившихся после 91-го и 94-го года может ли Россия по-прежнему считать Крым если не своей собственной, то, по крайней мере, квазиподмандатной территорией?
- Нет, не может, потому что это территория другого государства.
Вопрос этот довольно бурно обсуждался в начале 90-х годов, тогдашний президент Мешков очень ратовал за объединения с Россией. Но тогда это движение потерпело поражение в результате своих многочисленных внутренних противоречий.
Однако главное – понятно, что условия российско-украинских соглашений при сохранении нынешнего мирового порядка не могут быть пересмотрены. Речь не о том, что Россия чего-то захочет или не захочет. Россия не является одной из ведущих мировых держав, и не от неё зависит изменение мирового порядка. Она не может его пересмотреть вне зависимости от мнения других держав.
- И каков этот мировой порядок?
- Мировой порядок таков: какие границы установились в Европе после распада СССР и Югославии, такие и должны дальше существовать. Меняться они могут только в случае согласия всех заинтересованных государств.
Так что никаких шансов сделать Крым своей подмандатной территорией у России в конечном итоге нет.
Россия какое-то время пыталась развивать доктрину Монро для постсоветского пространства: Россия имеет право на роль периферийного центра силы, который является ключевым игроком и миротворцем на постсоветском пространстве. Ряд односторонних решений по Грузии и газовых войн с ближайшими союзниками, такими как Беларусь и Украина, лишили Россию роли арбитра, а силой не удаётся добиться международного признания своих особых прав, потому что тут же вступает в силу международный закон, гарантированный развитыми странами Европы и Северной Америки.
- Но разве Россия не стала на порядок сильнее с начала 90-х годов? Разве по-прежнему "русского царя бессильно слово"?
- Не стала. Экономически это по-прежнему страна периферийного капитализма, глубоко зависимая от ядра мировой системы. Пока у СССР был альтернативный Западу проект мироустройства, Советский Союз мог строить любые планы и даже осуществлять их. А нынешнее руководство – это люди, которые исповедуют абсолютно те же принципы, что и западная элита, с мелкими нюансами.
- Не та отдельная цивилизация, какою был Советский Союз?
- Идеологически мы находимся в той же либерально-консервативной парадигме мышления, и в этой парадигме каким-то односторонним перекройкам границ места нет. Они возможны, если вы начинаете исповедовать какие-то другие идеи, и за вами идут люди не по национально принадлежности, а потому что разделяют альтернативные капитализму идеи. Никаких идей, кроме стабильности и обогащения, у нашего руководства нет.
- Сейчас выдвигается довод, что само население Крыма исторически принадлежит к России, и поэтому там такое стремление в неё вернуться. Эти доводы диктуются некоей исторической связью или экономическим положением?
- Это диктуется культурными проблемами, потому что новая украинская элита развернула наступление на языковые права граждан. Значительной части востока и юга неудобно говорить по-украински, это не их родной язык. Украина получила в свой состав обширные территории, населённые людьми, преимущественно говорящими по-русски. Конечно, это вызывало недовольство, и причина волнений на востоке и в Крыму – это опасение потерять языковые права, усугубленные отменой закона, который давал определённые гарантии в этом вопросе. Но теперь киевская власть пошла в этом вопросе на уступки, так что проблему можно было решить без вмешательства извне.
- То есть, какого-то духовного единства русских Крыма и России нет?
- Духовных скреп, как известно, и в России не хватает, не то что за ее пределами. Связи основаны прежде всего на экономике – россияне и украинцы приезжают и отдыхают в Крыму. На чём и строится большая часть экономики полуострова. Отделение Крыма похоронит это благосостояние, потому что люди всё-таки едут в Крым через Украину, а если отношения испортятся до уровня визового режима, то в Крым будет очень неудобно попадать. Поэтому, конечно, борьба Крыма за широкую автономию вызывает уважение, а борьба за изменение государственного статуса бесперспективна и крайне разрушительна для самого Крыма.
- Говорят, что достаточно перекрыть канал с пресной водой – и о Крыме можно забыть.
- Никто не будет перекрывать канал, если будут нормализованы правовые отношения, а если не будут, то у Крыма нет возможности выйти из состава Украины - не из-за какого-то канала, а из-за того, что все мировое сообщество будет считать Крым частью Украины. Если Россия с помощью войск отделит Крым от Украины - это приведет Россию к международной изоляции и таким экономическим проблемам, по сравнению с которыми любой выигрыш будет мелочью. На это руководство не пойдёт, хотя бы потому, что оно хранит значительную часть денег за границей. Если предположить фантастическую ситуацию длительной оккупации Крыма, то полуостров будет все равно считаться оккупированной территорией, а не частью России. Таковы правила игры современного мира, они могут измениться только вместе с миром.
- Ключ к решению ситуации – строгие договорённости между Крымом и Украиной?
- Да, компромисс лучше бессмысленной саморазрушительной конфронтации. Прогрессивное политическое решение – это широкая автономия регионов Украины. Это не приведёт к её распаду, потому что есть жёсткий стабилизатор, который называется "международные гарантии". Но внутри можно и нужно бороться за автономию.
- Может ли создаться что-то вроде российско-украинского кондоминиума по использованию Крыма, при этом Крым будет не федеративной территорией, а совместным владением?
- Во-первых, не очень понятно, зачем это Украине. У неё есть Крым, это гарантировано всеми возможными соглашениями, пересмотреть которые без её согласия невозможно. Поэтому не очень понятно, как к этому можно двигаться и зачем. Если бы Крым был спорной территорией, если бы во время подписания Беловежского соглашения Ельцин сказал бы: "А вот Крым не отдаём" – тогда бы пошли очень сложные согласования. Тогда можно было бы искать какой-то компромисс. Но сейчас понятно, что Крым Россией и так используется вовсю: Россия пользуется Севастопольской военной базой, держит флот, пусть и невеликий. До нынешнего обострения ситуации можно было спокойно вкладывать капиталы. Во-вторых, никаких препятствий для того, чтобы россияне отдыхали в Крыму, нет. У нас свободный визовый режим, возможность приехать и снять жилье такая же, как у украинцев. Так что кондоминиум никому не нужен и ничего не даст.
- Чего можно ожидать дальше с Крымом? Скажем, через год?
- Я полагаю и очень надеюсь, что ситуация стабилизируется. Во-первых, большая часть крымчан не хочет беспорядков, потому что тогда не приедут отдыхающие. А это уже не абстрактные разговоры, а бюджет.
Я бы надеялся на то, что ситуация стабилизируется в пользу автономии. Крым должен ей оставаться, этому способствуют и экономические, и языковые причины. Людей перепугала ситуация с майданом, агрессивное наступление "Правого сектора". Приезжают люди, захватывают администрации. Но администрации после восстановления законного порядка будут  подчиняться не правому сектору, а тем, за кого проголосуют на выборах.
Как только ситуация после выборов войдёт в норму, новое правительство - а в центре его вероятно будут находиться "Удар" и "Батькiвщина" - должно будет найти взаимопонимание с Крымом. И самым разумным выходом было бы вернуться к прежней ситуации автономии и гарантий для русского языка и не накалять дальше обстановку. Это был бы самый лучший выход из этой ситуации.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 13 comments