Александр Владленович Шубин (shubinav) wrote,
Александр Владленович Шубин
shubinav

Categories:

Гнездо терроризма

Все события вымышлены, поскольку произошли в недалеком будущем. Все совпадения с вашей будущей судьбой чисто случайны.

Игорь Викторович приехал в Брюквятино по осени. Общий знакомый рекомендовал его директору агрофирмы (бывшего совхоза) как хорошего бухгалтера. Раньше работал в солидной корпорации в Москве, был зажиточным пятидесятилетним мужиком. Трехкомнатная квартира в центре, дача, машина хорошая, все дела. Потом что-то там у него случилось, он всё потерял, сильно сдал, стал выглядеть стариком. Устроившись в агрофирму, снял за гроши полузаброшенную хибару, где коротал вечера в одиночестве. Народ в конторе работал отзывчивый, душевный. Хотелось как-то помочь этому несчастному. Да и любопытно было, что за горестная история его подкосила.
И как-то на «корпоративе» (еженедельной пятничной пьянке) удалось его разговорить. Дело было так:

Читать дальше

Как овдовел Игорь Викторович, то поселил у себя племянника, лет двадцати. Парень приехал в Москву учиться. Вместе веселее. Саша был парнем безотказным – что-то купить, поручение выполнить,  всегда – пожалуйста. Только комплексовал из-за щуплой фигуры, хотел девочкам нравиться. То вдруг начнет табуретки поднимать, то ведро с водой. Тогда Игорь Викторович и купил ему гантели, будь они неладны.
Физкультура вроде бы помогла. Не то чтобы Саша стал качком, но немножко раздался, мускулатурку поднабрал. И нашел себе девушку, даже с жилплощадью. Решили попробовать вместе пожить. Что же, дело молодое, хорошее.
Взял Саша рюкзак с вещами да сумку с гантелями, и пошел к метро Маяковская. Дело было 31 числа.
А там, у Маяковской, митинг полиции в несколько сотен сотрудников. Это они так митинг оппозиции предотвращают – как из метро выходит кто-то с признаками белоленточности или красно-радикальности на лице – его хватают и тащат в автозак. Столпотворение и толкания. Саша был человек в принципе аполитичный. Но когда омоновец заломал какую-то тетку в три погибели, не удержался и закричал: «Что же ты, гад, делаешь!» И жестикулировал при этом своей сумкой. Как написали потом в приговоре: «Угрожал применить орудие преступления против сотрудника полиции, находящегося при исполнении служебных обязанностей». Омоновец в дискуссию вступать не стал, но и вязать Сашу не снизошел – ему еще тётку нужно было в автозак спровадить. Поэтому он двинул парня локтем – легонечко так, чтобы не убить, а только ребра помять. Саша стоял на тротуаре Тверской улицы и отлетел к проезжей части, на самый тротуаров бордюр. Чтобы не упасть на дорогу, он стал балансировать с помощью всё той же сумки с гантелями.
И надо же такому случиться, что по Тверской в это время ехал вороной Мерседес с лазурной мигалкой, а в ней какой-то важный чин. Чтобы скорость не сбавлять, авто пошло на правый обгон. Если бы Саша просто упал, то машина бы его переехала, и это было бы горе. А получилось гораздо хуже: Саша удержался на бордюре, но руку с сумкой вынесло аккурат на уровень стекла с важным чином. Черный мерс со всеми своими лошадиными силами в эти гантели и въехал. Чин, слава Богу, жив остался, хотя осколками стекла ему харю-то посекло. Саше руку раздробило, он упал и потерял сознание. Авто остановилось, шум, гам. Сашу заковали в наручники...
О происшествии Игорь Викторович узнал из новостей. Аж волосы дыбом встали. Оказывается, Саша, испытывая ненависть к общественному порядку, прибыл к выходу из метро Маяковская под предлогом участия в несанкционированном митинге, а сам до этого, возможно в составе группы неустановленных лиц, выслеживал этого самого чина, на жизнь которого теперь покусился. Просто Софья Перовская и Гриневицкий в одном флаконе. Подробно излагалась биография пассажира черного мерса, реконструировались мотивы оппозиционного закулисья и его западных покровителей по уничтожению именно этого высокопоставленного упыря, а не какого-то другого.
Задержанных на этом митинге смутьянов не выпустили, а засунули в узилище, пришив им соучастие в громкой акции. Спикер следственного комитета обещал, что будет распутан весь заговорщичестский клубок, вскрыты все связи организаторов злодейского теракта вплоть до Эр-Рияда, Лондона и Вашингтона.
В Москву примчались сашины родители, жили у Игоря Викторовича. Адвокатов хороших наняли. Толку, правда, от них было не больше, чем на процессах 30-х годов. Саше и двум его соучастникам, которых сочли организаторами акции у Маяковской, дали пожизненное. Остальным обвиняемым поменьше, но строгого режима.
Про Игоря Викторовича и сашиных родителей тоже не забыли – они ведь близкие родственники террориста, которые с ним проживали. Так что нужно нести ответственность – имущество должно быть конфисковано. Как говорил прокурор о квартире Игоря Викторовича, «это гнездо терроризма должно быть выкорчевано!» Сказано – сделано. Квартиру, дачу и все дела конфисковали, с работы попёрли. Начальник прятал глаза и мычал: «Вы же понимаете, мы не можем… с пособником терроризма». Еще спасибо, что не посадили.
Уезжая из Москвы, Игорь Викторович зашел во двор своего дома. Встретил соседа, тот рассказал, что квартира при распродаже конфиската досталась по дешевке капитану Следственного комитета. Молодой парень, нагловатый, что беспокоило соседа: по новым законам, принятым после сашиного теракта, сотрудники правоохранительных органов могли производить аресты без объяснения причин на 30 суток. И капитан уже намекнул, что если что – воспользуется этим правом в отношении соседей.
Так что Игорь Викторович покидал Москву со смешанными чувствами, убеждая себя, что избавится хотя бы от страха, который преследовал его последний год.
Выслушав эту историю, негласный сотрудник ФСБ подумал, что зря этого дядюшку оставили на свободе – продолжает он оправдывать террориста. А это – тоже статья.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments