December 4th, 2013

Заметки на полях евромайдана

evromaid
«Революции да, имитации – нет!»
Заметки на полях евромайдана

На пронзительном ноябрьском ветру, на незалежном майдане колышется плакат (перевожу на русский): «Революции – да, имитации – нет». Но надпись длинновата, не всегда влезает в объектив. «Нет» – выпадает. Конечно это имитация, какая уж тут революция. События на Украине опять являются подтверждением общего правила современного мира: бурные политические события, по форме напоминающие революции, не имеют в своей основе реального революционного, принципиального конфликта. Несчастные люди, сражающиеся с ОМОНом и его аналогами от Египта до Украины, выбирают «между шилом и мылом», между двумя вариантами одной и той же системы, в которой для большинства людей оба варианта хуже. Такова логика современного кризиса – пока сохраняете приверженность Системе, кризис может только углубляться. Чтобы выйти из глобального кризиса – нужно хотя бы начать выходить за пределы существующей глобальной Системы.

Продолжение:

http://liva.com.ua/revolution-imitation.html

Эскалация имитации
Постскриптум к заметкам о евромайдане

После Вильнюсского саммита украинская оппозиция потеряла непосредственную тактическую цель, и события могли бы пойти на спад, если бы не президентский режим. Президентские режимы тянутся к насилию рефлекторно. Нет бы подождать, пока майданцы разойдутся сами собой. Нет, их нужно было вымести «Беркутом» - со смачными избиениями и преследованиями по улицам Киева. Когда весть о ночной зачистке Майдана Незалежности распространилась, 1 декабря на улицы вышли массы горожан, превосходящие по численности обычных завсегдатаев евромайдана. Гражданское общество Киева еще может ответить на насилие массовой мобилизацией (в отличие от Москвы, где защита болотных узников стала уделом небольшой неодиссидентской субкульуры). Теперь движение было направлено не столько в сторону иллюзорной евроинтеграции, сколько против государственного произвола. Потом на митингах говорили, что на Крещатик вышел миллион людей. Это, конечно, преувеличение – заполняемость Крещатика при плотности один человек на кв. метр – около 50 тыс. человек, с учетом прилегающих улиц может быть максимум вдвое больше. Однако на удалении от Майдана митингующие располагались свободно. Но все же можно говорить о многих десятках тысяч людей, может быть о ста тысячах, что тоже – большая сила - в центральной части Крещатика и вплоть до Софийской площади народ скопился плотно, что позволило даже вломиться в мэрию и устроить там «окупай» (оформленный вскоре как перманентная встреча с депутатами). Движение обрело новую цель – отставка правительства Азарова. Имитационный характер этой цели понятен – указания Азарову давал, конечно, президент, и сам премьер по собственной воле ничего особливого не делал.
Президентская власть перепугалась, отвела полицию с улиц, стянув ее к центральным органам власти. Глава столичной милиции подал в отставку, Азаров обещал провести строгое расследование событий на Майдане 30 ноября.
На Майдане и вокруг него начался разгул революционного антуража. Были воздвигнуты баррикады, колонны борцов против режима приступили к блокаде улиц, прилегающих к кабмину и Раде. Цепочки, блокирующие улицы, имеют скорее символическое, чем силовое значение – они немногочисленны. Перекрытие улиц – прекрасное средство показать городу и стране, что происходит действительно что-то серьезное. Новый виток революционной формы не меняет характера движения, о котором я писал в предыдущих заметках.
Власть спровоцировала эскалацию имитации. На Майдане торжествует ненависть к существующему президентскому режиму, напоминающая то, что можно прочитать о Путине в оппозиционном российском Интернете. Обычны и лозунги «Банду гэть!» и «Зэка гэть!» (Януковичу припоминают криминальное прошлое). Конструктивных идей на Майдане по-прежнему нет. Их отсутствие придает режиму устойчивость.