October 3rd, 2013

Судебная поломка по делу Левого фронта

Репрессивно-судебная система поломалась
Поломка небольшая, но всё равно приятно.

Много потеряли те, кто не пришел на нашу апелляцию в Замоскворецкий суд по делу о задержаниях активистов Левого фронта на разрешенной манифестации 12 июня. Апелляция А. Анциферова прошла обычно. Александр опроверг аргументы обвинения, судья Андриясова сказала, что не знает, что такое Левый фронт, быстренько попыталась вникнуть в тему и вынесла стандартный приговор – апелляцию отклонить. С опозданием явилась девица в прокурорских погонах, чтобы произнести заученную мантру о «несостоятельности» аргументов апеллянта. В чем эта несостоятельность – оставалось загадкой видимо, и для самой представительницы прокуратуры, чем я и решил воспользоваться для поднятия настроения себе и зрителям.
Надо сказать, что судья Андриясова была поприятнее судьи Сибирева, который проповедовал свои консервативные идеи в мировом суде, вместо того, чтобы сосредоточиться на юридической стороне дела. В отличие от Сибирева судья Андриясова дозволила даже заслушать свидетелей (мою жену Наталью и Марию Мотову), которые со всей возможной полнотой подтвердили нашу правоту. Затем я еще раз изложил аргументы, уже опубликованные мной 25 июня в фэйсбуке. См. также
http://shubinav.livejournal.com/57579.html
http://www.informacional.su/postsov/civsoc/72-2013-06-17-15-16-23
Судья, судя по всему, была удивлена абсурдностью обстоятельств нашего задержания (моя жена назвала их в суде шизофреническими), и стала выяснять подробности, не очень-то нужные для традиционного отклонения апелляции.
Затем она дежурно спросила прокурорскую девицу, каково мнение её учреждения. Девушка зачитала мантру про «несостоятельность» моих аргументов. Казалось, на этом всё, но я попросил возможность задать вопрос.
Я спросил: Вы считаете мои аргументы несостоятельными. Почему? Обоснуйте своё мнение.
С девушкой в погонах случилось то же самое, что с двоечником, получившим на экзамене вопрос. Ответа он не знает, а говорить что-то надо. Выход знают все двоечники: «У меня такое мнение, я так считаю».
Я не отставал: Почему вы так считаете, приведите аргументы.
- Вам это было разъяснено в мировом суде.
- Нет, это неверно. В мировом суде ваш коллега также повторял слово в слово ту же формулу двоечника, и никаких конкретных аргументов не приводил. Что вы можете возразить по существу.
Красное как креветка существо в голубом мундире лепетало что-то нечленораздельное, стало зачитывать первую попавшую бумагу, путая статьи административного кодекса, потом, видимо поняв неуместность бумаги, остановилось.
Когда я назвал прокуроршу двоечницей, судья попросила меня быть корректнее. Я сказал, что это моё профессиональное мнение как преподавателя, доктора исторических наук. Судья сказала, что, хотя я и «старше по званию», но она – тоже кандидат – юридических наук. Тогда я предложил согласиться, что правила полемики всё же требуют от прокуратуры хоть каких-то конкретных возражений.
Ситуация явно выходила из-под контроля, и сердобольная судья решила как-то избавить прокуратуру от позора. В результате она не вынесла решение об отклонении апелляции, а… перенесла слушание дела на завтра на 9-15. Чтобы был вечер и ночь на то, чтобы придумать, что со мной делать. Завтра – продолжение. Результат заранее известен, но за штраф в две тысячи мы получаем двойное удовольствие.
На моей памяти это первый случай, когда судебная машина по административному делу дает такой сбой. Такая поломка легко починяется, но лучше бы таких поломок было больше.