June 26th, 2012

Двенадцатый июнь

Пускай пока не слышно стоны дна,
Пусть громко хлюпает проханина,
То, что расплющило Духонина
Вновь зачинается с Духаниной.

И пусть она не рафаэлева,
И пусть ни в чем не виноватая,
Но Интернет взорвался трелями,
И встрепенулись души ватные.

И белоленточное воинство,
И краснокнижные животные
За человеческим достоинством
Идут маршрутами болотными.

С трибуны визги хлещут в темечко,
Мешают думам репродукторы.
Но будут двигать влево времечко
Студенты, торгаши, конструкторы.

И даже плоские писатели,
Как будто век наш девятнадцатый,
Готовы вглубь душеспасательно
Нырять с фанами в духе Чацкого.

ОМОН трепещет покалеченный
Пинком, плевком, той хрупкой девушкой,
И Кремль, перстом судьбы помеченный,
Дрожит перед соседским дедушкой.

Но вот опять пригрело солнышко…
У революции каникулы.
Лишь прихлебнули. Где ты, донышко?
Лишь начинаются курикулы.