February 19th, 2012

«Историческое событие» у Гордона

На первом канале анонсировано «историческое событие». Приходится это смотреть. Ведь сортировка событий на «исторические» и «не исторические» - работа нашего цеха историков. Должен оговориться, что все события в принципе являются историческими, то есть подвергаются анализу исторической науки. У них разный масштаб. Историческим событием без кавычек обычно называют такое явление, которое попадает в учебники истории. Вот если бы Путин явился на программу Гордона и объявил бы о снятии своей кандидатуры – это было бы историческое событие, так сказать, перворазрядное, для учебников. Если бы он пришел на программу и согласовал бы с другими кандидатами и представителями «несистемной оппозиции» пакет мер, действительно затрудняющих фальсификации, и это решение было бы закреплено, например, решением президента – было бы второразрядное событие, но действительное на что-то влияющее. А так – получилась десятиразрядная рутина: собрались три кандидата (без обоих лидеров гонки) и несколько общественных деятелей, которые попытались выступить в качестве верховного суда, который решит – легитимны будут выборы 4 марта или нет. Попытка представить такое собрание каким-то важным историческим событием просто смешно. Этот круг граждан не пользуется ни достаточной властью, ни достаточным авторитетом, ни достаточной компетентностью для такой роли.

По поводу компетентности нужно сделать исключение: Жириновский в теме и пытался донести тему до участников, Миронов тоже в теме, но просто поосторожней. Они знают технику фальсификаций. Они понимают, что если чиновники решились на уголовное преступление, называемое фальсификацией, они не остановятся перед виртуальным соглашением каких-то людей, собравшихся в телепередаче.

Представлявший Едропутов Шойгу продолжал жить в их виртуальном мире, рассуждая, что фальсификации не нужны только… Путину. Понять это невозможно. Это можно только запомнить. 

Прохоров и Кургинян играли в карасей-идеалистов, при чем создалось впечатление, что Кургинян действительно не знает, как у нас делаются фальсификации, и думает, что с нынешней машиной избиркомов возможны какие-то чистые процедуры со сверкой протоколов силами системной оппозиции, белоленточников и примкнувших к ним сутьвременщиков, которые и выведут фальсификаторов на чистую воду.

Конечно, можно предположить, что Кургинян не так наивен, как делает вид, и замыслил хитрый ход. Вот заявит он в марте, что выборы – нечестные. Но тогда вся его кипучая деятельность просто бессмысленна, потому что картина широкомасштабной фальсификации всем интересующимся была известна уже в декабре, а самым любопытным – известна уже несколько лет. Вот оно, «историческое событие»: что было известно практическим всем, теперь дошло даже до Кургиняна! Впрочем, смею предположить, что Сергей Ервандович в курсе дела, но должен следовать договоренностям с теми, кто сделал его завсегдатаем двух главных телеканалов «империи лжи».

Гордон с трудом врубался в политическую тематику и в конце концов неверно понял очень простое предложение Жириновского: 5 марта пересчитать бюллетени на 10 произвольно выбранных участках и сравнить их с протоколами УИКов (Гордон решил, что речь идет о пересчете протоколов). Жирик макнул Гордона в эту ошибку, предположив, что ведущий не знает, зачем он здесь вообще. Гордон ответил в стиле «сам дурак», после чего Жириновский демонстративно покинул зал, заклеймив всех фальсификаторами и поднял таким образом статус «исторического события» с десятиразрядного до девятиразрядного.

Я не поленился, и прочитал проект соглашения, которое предлагается завтра подписать собравшейся у Гордона группе граждан (была высказана убежденность, что Жириновский вернется на это подписание, аки блудный сын, и даже сам Зюганов спустится к ним, дабы приподнять событие на восьмиразрядный уровень).

Автор проекта Кургинян очень озабочен, что «звучащие в последнее время заявления о нелегитимности любого результата предстоящих президентских выборов ставят под сомнение законность избрания Президента Российской Федерации и грозят России конституционным кризисом, делегитимацией всех ветвей власти и последующими политическим, экономическим, социальным кризисами». Чтобы этих сомнений не было, выборы и подведение их итогов нужно сделать законными, чистыми и прозрачными (это Кургинян на Болотной подслушал). А чтобы обеспечить эту прозрачность и чистоту, собравшиеся своими силами пересчитают данные протоколов УИК. До свидания карусели, вбросы, переносные урны, стройные ряды солдат и других подневольных категорий граждан, отсечение от выборов реальной оппозиции. Но вот с УИКами все будет хорошо там, где на участках будут дежурить твердые, принципиальнейшие бойцы-контролеры (Жириновский нервно хохочет в коридоре над оторванным от жизни Кургиняном).  

Еще высокие договаривающиеся стороны прописали, что члены УИК должны торжественно оглашать итоги перед веб-камерами, трактовать законы так, как это записано в соглашении Гордона-Кургиняна, хотя непонятно, почему председатели и работники УИК должны подчиняться группе Гордона. Что делать, если эта бумага не произведет на работников УИК должное впечатление. Они ведь не подписывали такой бумаги, а нормативы голосования за Путина на их участке и соответствующее стимулирование куда важнее.

Как остановить происходящий в УИКах произвол – остается загадкой. Есть только призыв к властям «дополнительно проинструктировать должностных лиц и сотрудников правоохранительных органов, обеспечивающих проведение выборов». Не волнуйтесь, они и перед 4 декабря всех проинструктировали, и сейчас неустанно инструктируют.

Очень должно помочь честности выборов «дежурство в день голосования в участковых избирательных комиссиях офицерского состава полиции». Вот они – истинные поборники честного подсчета голосов, совершенно независимые от власти люди!

Такое впечатление, что единственная задача этой суеты – в марте объявить, что раз собравшиеся у Гордона в упор не заметили фальсификаций, то выборы были честными. Вот когда «параллельный подсчет» завершится, и группа Гордона почти нигде не найдет подвоха, она заявит, что легитимность вне сомнений, а значит и страшные кризисы нам не грозят. Но  мало кто ей поверит, потому что предложенные этой группой меры наивны и смешны. Или часть участников соглашения Гордона-Кургиняна заявит, что выборы не честны. И тогда этот крик будет не заметен на фоне хора других голосов.