January 15th, 2012

Предел экономической мысли

15 января В. Третьяков созвал в передачу "Что делать?" светил экономической мысли и примкнувшего к ним итальянского левого политика и журналиста Д. Кьезу. В констатации ситуации они привычно разделились на две фракции. Оптимисты (Л. Григорьев из вышки и Р. Гринберг, директор института экономики) убеждены, что все наладится тактическими средствами, почти само собой. Либеральная экономика вывезет. Оговорюсь, что они могут оказаться временно правы, если мы совершаем "ошибку Кондратьева". Но вряд ли.
Пессимисты (М. Хазин, О. Григорьев, Д. Кьеза) рассуждали примерно в той системе координат, которую мы с С. Забелиным предложили для нынешнего кризиса в 1998 г. - система на вершине, дальше в ее собственных рамках выхода нет. Казалось бы, нужно было сделать и соответствующие выводы - говорить о необходимых изменениях социальной структуры, которые могут перезапустить экономику. Но это оказалось слишком сложно для экономических мозгов, и все рецепты вращались на уровне финансовой сферы.
Если ужать то, что говорилось, возможно немного упростив, перечень рецептов лечения кризиса для Европы таков:
Л. Григорьев: ужесточить финансовую дисциплину, придавить потребление. В общем, неолиберальный подход, который без труда раскритиковал М. Хазин, напомнив прописную истину - перезапустить экономику можно, расширяя спрос. Значит, предлагается вести политику Гувера в 1930-1932 гг., а это ни к чему хорошему не приведет.
Р. Гринберг, как всегда со множеством оговорок, обнуляющих само предложение, высказался в пользу инфляции. Однако он догадывается, что при глубоком кризисе это чревато стагфляцией. Отсюда оговорки, уж больно боязно.
М. Хазин был апокалиптичен, но когда от него потребовали конструктива, не нашел ничего лучшего, чем списание частных долгов. Тут на нем отыгрался Л. Григорьев (который из вышки) - это тоже самое, что "поджечь бензобак с другой стороны". Своей взаимной критикой два экономиста серьезно подорвали конструктивные предложения друг друга. Получается, что Л. Григорьев поджигает бензобак со стороны спроса, а Хазин - со стороны кредитной системы. Ведь если списать частные долги, произойдет цепная реакция разорения банков. Действительно, при сохранении существующей системы предложение Хазина мягко говоря непродуманное. А о программе структурных социальных преобразований он если и задумывается, то помалкивает. Но скорее всего - просто не знает, что предлагать.
Зато его старый товарищ О. Григорьев (не путать с Л. Григорьевым) был радикально деструктивен - отказаться от евро, снести эту пирамиду, потому что пирамида доллара оказалась прочнее. Это еще один рецепт взорвать бензобак в странной надежде, что при этом не взорвется автомобиль.
По собственным мотивам похожую позицию поддержал Д. Кьеза - единственный из присутствующих, готовый выдвигать здесь политические идеи. Он - противник евроимперии и в перспективе - сторонник низовой федерации народов (эта или похожая концепция в 80-е гг. была известна как "Европа регионов"). Отсюда стремление воспользоваться кризисом, чтобы снести существующую евроструктуру ради того, чтобы на ее развалинах построить новую (напоминает надежды тех, кто думал о возможности развалить СССР ради нового Евроазиатского союза по конституции Сахарова или программе КАС). Увы, эти планы не имеют отношения к проблеме выхода из нынешнего кризиса. В части экономики Джульетто загадочно говорил о планах некоторых экономистов ввести двойную валюту и нулевой процент по кредиту. Этим он подтвердил, что тоже не может посмотреть за рамки политических и чисто финансовых шор.
"Так что же делать?" - можете спросить вы. Позднее мы поговорим и об этом.