?

Log in

Александр Владленович Шубин
11 January 2017 @ 02:45 pm
Опубликовал второй рассказа на сайте "Проза.ру".
http://www.proza.ru/2017/01/09/1883
 
 
Александр Владленович Шубин
29 December 2016 @ 03:24 pm

Опубликовал на сайте Проза.ру фантастический рассказ. Кто начнет читать - нужно дочитывать до конца.
 
 
Александр Владленович Шубин
Трагедия современного положения в нашей стране заключается в слабости демократического социализма в политическом спектре. Именно он может предложить оптимальный выход из сложившегося кризиса. Но он представлен тонкой сетью активистов и очень слабо связан с массами. На то есть множество объективных причин: и архаизация нашего общества, способствующая укреплению консерватизма и национализма, и прямые репрессии, и отсутствие широких возможностей для развития экономических секторов, ориентированных на самоуправленческие и постиндустриальные перемены. Но мы должны и с себя спросить. Социалистическое движение раздроблено и не выдвигает понятной людям альтернативы развития страны. Мы должны обсуждать эту альтернативу. Мы должны готовиться к тому, что нас об этом спросят.
Со своей стороны я готов предложить за основу четыре тезиса, характеризующие первоочередные меры выхода из кризиса, которые могут предложить народу и политикам социалисты. Коротко их можно представить четырьмя буквами: ССРР – Социальный поворот; Самоуправление и федерализм, Регулирование и Ремодернизация.
Социальный поворот: социальные права граждан и рост благосостояния должен быть приоритетом как государственной, так и корпоративной политики по сравнению с другими «статьями расходов», в том числе и с державной мощью, внешнеполитическими авантюрами. Но это касается не только государственных мужей, но и предпринимателей. Сначала расплатитесь с работниками, и только потом, по остаточному принципу, получайте сами. Этот принцип должен быть закреплен законодательно.
Самоуправление и федерализм предполагает перенос центра тяжести в принятии решений на места, а также развитие производственного самоуправления. Вышестоящий уровень власти должен получать те полномочия, с которыми не могут справиться низы. Компетенция должна разделяться четко и с согласия «низов». Вышестоящие органы власти должны формироваться из представителей нижестоящих. Широкое распространение должна приобрести электронная демократия, при которой принятие решений может происходить без участия чиновников, в регистрационном порядке или путем электронных референдумов.
Регулирование производства необходимо, но оно должно быть общественным, а не бюрократическим. Естественные монополии должны перейти под общественный контроль, но его нельзя путать с бюрократическим управлением. Регулирование и планирование должны быть индикативными. Общество вправе ставить бизнесу прозрачные и понятные рамки, индикаторы. Бизнес и самоуправляющиеся предприятия вправе искать законные варианты действий в этих рамках. Очевидно, что цены и доходы менеджмента являются такими индикаторами. Компьютерные технологии могут помочь в их автоматическом расчете и прозрачном контроле за их выполнением.
Ремодернизация должна быть очаговой и постиндустриальной. Архаизация экономики, вызванная перемещением страны в Третий мир, на экономическую периферию, удаляет нас от решения задач постиндустриального перехода. Инновационная экономика концентрируется в сверхсекретном ВПК (насколько там она успешна, тоже является секретом). Инновационное, креативное развитие требует широкого обмена информацией «по горизонтали», между равноправными субъектами. Тяжелое финансовое положение, в котором оказалась Россия, не дает возможности осуществить разворот к модернизации по всему фронту. Однако есть возможность сосредоточить ресурсы на создании постиндустриальных очагов, по возможности уже организованных на началах самоуправления, социальной защищенности и стимулирования креативной деятельности. Такие очаги будущего помогут решать и технологические задачи, включая широкое распространение автоматизации и решение связанных с ней социальных проблем.
 
 
 
Александр Владленович Шубин
Мы сделали это! Если не считать книгу Пискорского "История Испании и Португалии" 1902 года - "История Испании" выходит впервые в отечественной историографии.



 
 
 
Александр Владленович Шубин
Вышло Российско-германское пособие по истории ХХ века. Большинство глав написаны российскими и германскими историками совместно, некоторые - раздельно (где не удалось договориться о каких-то формулировках). Я писал около четверти российской доли.



 
 
Александр Владленович Шубин
24 April 2015 @ 08:45 am
Вышла "История Украины", написанная И. Данилевским, Т. Таировой, А. Шубиным и В. Мироненко. Я писал период 1917-1945 гг. Большой вклад в осуществление этого проекта как его вдохновитель и организатор внес В. Ищенко.
 
 
Александр Владленович Шубин
Получили на халяву билеты на «Левиафан» А. Звягинцева, пошли составить собственное впечатление. Признаюсь, шел я на этот фильм с некоторым предубеждением, о котором нужно сказать, дабы вынести за скобки. Во-первых, я – не поклонник Сокурова. Соответственно, затянуто-медлительное развитие сюжета вгоняет меня в скуку. Во-вторых, в ту же скуку меня вгоняет критический реализм в его чистом виде. Я уже в курсе, что страна живет в условиях полуфеодального бесправия, произвола, и беззакония, что православный клир фарисейски переродился, а население заливает водкой безысходность жизни и собственную социальную импотенцию. Если мне это показать на экране – будет опять же скучно, потому что я это регулярно наблюдаю в жизни. Есть более интересные вопросы: «Почему?» и «Что делать?» Второй, самый интересный вопрос в фильме никак не обсуждается, а первый поставлен с детской непосредственностью. Когда герою становится очень плохо, он вопрошает: «За что, Господи?» Как спрашивают маленькие дети: «У меня зуб болит, за что папа?» В ответ страдающий герой получает от священника притянутую за уши и мало связанную с историей героя притчу о библейском Иове. Её в принципе можно было бы обыграть в сюжете, но Звягинцев и его соавтор сценария О. Негин заморачиваться не стали.
Напомню, что библейский Иов – это процветающий человек, славящий Бога и живущий по его заветам. Именно как праведник он становится предметом испытаний и с честью их проходит, оставаясь верным Богу и еще лучше поняв Его. За это снова вознаграждается процветанием. Главный герой Звягинцева здесь не при чем. Никаких духовных интересов у него не просматривается, специально подчеркивается, что в церковь он не ходит, о Боге задумывается только когда становится совсем хреново, и водка уже не помогает.
Столь же не к месту цитируется притча о Левиафане. Напомню, что Библия ставит вопрос: «Можешь ли ты удою вытащить Левиафана и веревкою схватить за язык его?» То есть речь идет о способах борьбы с системой зла и слабости отдельного человека перед лицом такой задачи. Но при чем здесь герой Звягинцева? Он с левиафаном не борется, а ноет и пьёт горькую, понимает, что с насиженного места его сгонят. Его друг адвокат хочет поторговаться со злодеем мэром, обменять компромат на деньги. Прямо скажем – на борьбу с Системой-левиафаном это не тянет. Вроде бы по первоначальному замыслу Звягинцев хотел повторить американский сюжет, когда герой бульдозером сносит мэрию. Но и от этого художественного хода воздержался, лишив героя даже наивных черт борца с Системой.
Сюжет вообще неважно продуман, но это – скорее типичная черта современного кинематографа, когда даже хорошо, если реальность предстает нелогичной (что позволяет халтурить при написании сценария). Особенно нелогично поведение адвоката (друг героя, любовник его жены). Он приезжает на место действия с папкой компромата на главного злодея – мэра и бандита. Предъявляет папку, ссылается на высокие связи. Мэр впадает в панику. Что в таком случае делает разумный человек? Срочно уезжает в Москву и спокойно торгуется уже оттуда, опираясь на влиятельного вельможу, который предоставил компромат. Наш адвокат ведет себя как юный телок – остается на пикник, где по пьяни ухлестывает за женой главного героя. Драка, ссора и т.п. И после этого он не уезжает, оставаясь во власти злодея. Злодей же идет посоветоваться к источнику идейного зла – православному епископу. Тот вселяет в злодея уверенность в своих силах. Тогда злодей берет адвоката под белы руки, целится в него из пистолета, но не убивает, а просто унижает и пугает. Адвокат уезжает в Москву. Что после этого сделает любой нормальный человек? Правильно – пустит в ход компромат. Просто чтобы не чувствовать себя последним чмом. И, уж конечно, как-то примет участие в несчастной судьбе друга, тем более, что перед ним кругом виноват. Адвокат же просто исчезает из сюжета, у злодея все хорошо, его недруги в Москве просто забыли про него. Почему происходят такие странные с психологической и политической точек зрения вещи? Авторы не объясняют, авторам лень.
Совсем заброшена детективная составляющая. В фильме происходит убийство. Кто убил жену героя? Сам герой по пьяни? Нукеры злодея? Пасынок, который ненавидит приемную мать? Или может быть это самоубийство с последующей фальсификацией улик? Авторам это не интересно. Фильм был снят ради другого.
В общем, я не напрасно опасался, что буду скучать. Но есть в фильме и своя прелесть, ради которой стоило его посмотреть.
Во-первых, автор смел. Это как во время Перестройки – все знали о недостатках, но прославляли тех, кто сумел сказать об этом по телевизору. Звягинцев сказал о том, что здесь творится, на весь мир. Не остановился перед авторитетом РПЦ, в прах разметал иллюзии правосудия в России. В наше время это – полезное дело.
Есть удачные шутки. Вдупель пьяная подруга героев спрашивает своего еще более пьяного мужа-гаишника, может ли он вести машину. Ответ: «Конечно, я же ГИБДД».
Герои на отдыхе стреляют по портретам членов Политбюро. Один спрашивает: «А нынешние есть?» Ответ: «Время нынешних еще не пришло». Разумеется, злодеи обсуждают свои дела под пристальным взглядом портрета Путина.
Во-вторых, может быть даже во-первых, достоинством фильма является природа. Красивые виды сурового севера, синие заливы, могучие волны и скалы. И на фоне всего этого разные животные от китов до очаровательных свиней. Ну и человекоподобные животные тоже (то, что люди – именно животные – напоминает и один из героев фильма). Герои фильма органичны в природной среде – как ее животная часть. Это такие безбашенные, похотливые, агрессивные, но иногда добрые внутри зверьки. Человеческие черты (в смысле способности к абстрактному мышлению), проступают разве что у священников, но они циничны и двуличны, так что предстают идейно-цивилизационным ядром зла на фоне природной дикости большинства героев.
Понятно, почему этот фильм так понравился к западу от России. Он словно снят для канала «Дискавери» – красивая природа, дикие звери (даром, что люди), государственно-мафиозное зло имеет диковинную православную специфику (мне бы тоже, наверное, было интереснее смотреть на африканских злодеев, чем на своих, которые и так каждый день по телевизору и в жизни). Я тоже любовался красотами, но всё остальное навевало скуку. Не потому что неправда. В целом – правда. Бывает в России жизнь получше, бывает и похуже. Но не было главного – обсуждения причин трагического положения страны и вопроса «Что делать?» А без этого в фильме нет человеческого смысла. Так, зарисовка обломков цивилизации на фоне красивого пейзажа. 
 
 
Александр Владленович Шубин
03 February 2015 @ 04:44 pm
Как чуден, весел был обед
Между гражданской и террором…
Дарили мне велосипед,
А гости, выпив, пели хором.

Там был профессор, был поэт,
И красный командир, и белый
Разбитый был интеллигент –
Зато рассказчик был умелый.

Сошлись в той точке бытия
Века серебряный и красный,
НЭП и культура пития,
И спора дух огнеопасный,

Мечты о том, как будем жить
В коммунистическом Эдеме,
И скепсис, и культуры нить,
Ирония, мечта о смене.

И снова пили за меня –
За босяка и карапуза.
Я громоздился на коня
На деревянного в рейтузах.

Потом ругали «этих крыс»
И обсуждали цели смело…
Тогда и прозвучала мысль,
Которая во всех засела.

Опережала век, звеня –
Стройна, красива, иронична,
Касалась мира и меня,
Страны и всех отдельно, лично.

Вот мысль! Не зря слова плели!
Все восхитились. Не забыли.
Но в новый век не донесли –
Кто умер, а кого убили.

Всё отвлекало от неё –
Карьера, потрясенья века,
Война, волненья, бытиё,
Текучка, слабость человека.

Я стал последним среди тех,
Кто был тогда на том обеде.
Я помню всё – и гам, и смех,
Пятно на брюках дяди Пети.

Я помню, как варили грог,
Как собирались в небе грозы…
А мысль я ту не уберег –
Похоронил её в склерозе.

Всё без неё теперь не так,
Всё без неё теперь не ново.
Ведь старый век уже иссяк,
В начале нового нет слова.

И мир идет наш наобум,
Не зная смысла и спряженья.
То в кризис ввяжется, то в бум –
Всё тех же старых слов круженье.

И в мире нашем столько бед,
Он так нестроен и нестоек,
Поскольку чудный тот обед
Не конспектировал историк.
 
 
Александр Владленович Шубин
ВРР

Под Новый год «Родина-медиа» сделала мне прекрасный подарок – вышла моя книга «Великая Российская революция: от Февраля к Октябрю 1917 года»
Основа книги была готова уже в 2011 году, но издательство, где планировался выход книги, внезапно отказалось от публикации задуманной серии по истории. Но нет худа без добра. За последующие годы вышли как публикации документов, которые позволили мне уточнить картину по некоторым сюжетам, так и книги авторов, с которыми хотелось бы поспорить. Так что задержка публикации пошла на пользу, и работа над книгой шла весьма интенсивно вплоть до середины 2014 года. Ниже – оглавление книги.
                  
Оглавление

Глава I
Что такое революция и почему она происходит
Таран истории
Задачи революции в формационной системе координат
Революция и реформа
Необходимость и случайность
Глава II
Неизбежность и случайность
Болезни роста или пороки системы?
Спор о благосостоянии: система и голод
Голод и экспорт
Городская революция и аграрный вопрос
Народники и столыпинисты
Глава III
Депутаты и заговорщики
Заговоры и разговоры
Масоны, масоны, кругом одни масоны
Рука Берлина. Или Лондона?
Глава IV
Февральский взрыв
Бабий бунт
Психоз хулиганов?
«Добрый государь»
Вооруженное восстание и интриги
Кто вас выбрал?
Финал империи
Глава V
Либеральная диктатура и революционная демократия
Либерализм против демократии
Революция и самоорганизация
Явление Ленина
Битва за проливы
Триумф центризма
Лебедь, рак и щука
Июльский кризис
Глава VI
Был ли Ленин немецким шпионом?
Вагон
Как немцы задолжали Ленину деньги
Дело Ганецкого
На что нужны деньги?
Миллионы для диктатуры пролетариата?
Враг государства
Глава VII
Два Бонапарта
Июльские победители
Грозящая катастрофа
Взлет генерала
Государственное совещание
Кто кого предал?
Недоворот
Глава VIII
Последний шанс демократии
Большевики протягивают руку
Демократическое совещание
Капитуляция демократии
Глава IX
Октябрь уж наступил
«Мы все ахнули»
Навстречу съезду
Переворот и революция
Вместо заключения: Альтернативы 1917 г.
Россия без революции?
Выбор времени
Либерализм и центризм
Советские альтернативы